Михаил Васьков, Клуб 20/12 Великая Куликовская битва. Междоусобица или политические игры? Часть 2

Михаил Васьков, Клуб 20/12 Великая Куликовская битва. Междоусобица или политические игры? Часть 2

08/09/2020 13:51

Москва, Михаил Васьков, КЛУБ 20/12 Всё это нисколько не умаляет и уж, тем более, не ставит под сомнение великий военный и духовный подвиг наших предков, вышедших победителями 8 сентября 1380 года.

 

 

К 640-летию Куликовской битвы

 

Союз против Руси и Православия, обычные игры средневековых политиков или «гражданская война» XIV века? Часть 2.

 

Продолжаем представлять военно-политические расклады накануне Куликовской битвы

 

Литва

Самое время рассказать теперь и о самой Литве – еще одном члене антимосковской коалиции, которая, по мнению сторонников теории «заговора Востока и Запада», призвана олицетворять силы Запада. На самом же деле,

Великое княжество Литовское еще с XIII века вело отчаянную борьбу за само право своего существования с этими самыми «силами Запада» в виде католических Орденов – Тевтонского и Ливонского (филиал Тевтонского), а чуть ранее и Меченосцев.  (Рыцарские методы убеждения местного населения в «истинности веры» со всей выразительностью прекрасно показаны в советском фильме «Александр Невский» или в польском – «Крестоносцы»).

В год Куликовской битвы «коренная» Литва (а собственно этнические литовские земли, кто не в теме, составляли тогда не более одной десятой от общей территории страны) всё еще оставалась языческой. Великое княжество Литовское было одним из самых обширных европейских государств позднего средневековья. Оно простиралось с севера на юг от современной Латвии до Черного моря, а с запада на восток – от Балтики до Оки и Угры, будучи на девять десятых… православным! Языком суда и делопроизводства ВКЛ, как легко догадаться, был русский, на котором говорила знать и большинство подданных, писали метрики-летописи.

Православной традиционно, еще со времен Миндаугаса (в русской исторической традиции – Миндовг), была и княжеская верхушка. Согласно тогдашним литовским законам, отправляющиеся на княжение в русские уделы Гядиминовичи должны были принять веру своих подданных и жить по местным обычаям.

В православие был крещен и сам фигурант нашего повествования Альгирдас, и его сыновья от первого и второго браков. Так что, скорее, мы можем отнести Литву, выступившую в 1380 году против Москвы, не к коллективному «Западу», а к «Востоку», как и их рязанских и ордынских союзников.

Кстати, на принятие решения о выступлении против Дмитрия Московского вместе с Ордой и Рязанью сменившего Альгирдаса на великокняжеском литовском престоле Йогайлы (в русской исторической Ягайло, в польской – Ягелло, в православном крещении – Яков, в католическом – Владислав) во многом также повлияли личностные отношения.

Поясним: сразу после вокняжения Йогайлы (согласно завещанию отца) в Москву бежал первенец Альгирдаса (старший сын от первого брака с Анной-Марией Витебской) князь Вингольдас Полоцкий (в православном крещении – Андрей).

Заинтересованный в смуте у соседей Дмитрий Иванович Московский, естественно, поддержал Андрея в его претензиях на отцовский стол, не преминув дать, кроме «добра» на его служилое княжение во Пскове, и войска для похода на новгород-северские и черниговские земли.

Это, разумеется, не могло не вызвать враждебности у Йогайлы и новый великий князь Литовский и Русский начал искать союзников против Москвы – своего главного конкурента по «собиранию» русских земель…

Всё перечисленное свидетельствует о том, что только со времени формального крещения этнических литовских земель по латинскому обряду в 1386 году, да и то с большой натяжкой, можно говорить о принадлежности Литвы к «западной цивилизации», поскольку 90 процентов подданных ВКЛ составляли русские, не делившиеся тогда еще на великороссов, белорусов и украинцев.

Их, заметьте, никто тогда конфессию менять не неволил, храмы не закрывал, не рушил и в костелы не обращал. Для пущей показательности подчеркнем, что и войско Йогайлы, шедшее на соединение с Мамаем и Олегом Рязанским и «не успевшее» к Куликову полю на один дневной переход (приблизительно на 40-50 км), на 80-90 процентов состояло из русских воинов…

Справедливости ради надо также отметить, что и в войске Дмитрия Ивановича было немало этнических литовцев. В том числе и сыновья Альгирдаса, а соответственно, братья великого князя Литовского и Русского Йогайлы – князья Вингольдас-Андрей Полоцкий и Псковский и Дмитрий Брянский.

Одним из главных героев битвы стал внук Гядиминаса (в русской исторической традиции – Гедимин), племянник Йогайлы – Дмитрий Боброк-Волынский, возглавивший вместе с кузеном Дмитрия Ивановича Московского – Владимиром Андреевичем Серпуховским – засадный полк, контратака которого, по сути, и решила исход сражения в пользу русской коалиции.

С литовскими князьями в сече участвовали полоцкие, брянские, северские, волынские и смоленские отряды, в которых, помимо русских, сражались и литвины. Старинная документальная повесть-сказание «Задонщина» (написанная, к слову, сильно «пост-фактум») свидетельствует о том, что на Куликовском поле погибло «тридцать панов литовских», т.е. знатных людей, не считая простых воинов…

Ну и тянет ли после всех этих фактов Литва на роль эдакого демона и орудия Запада? Могло ли быть целью православного тогда Йогайлы-Якова уничтожение Православия? Очень сомнительно. Хотя, конечно, последующий переход князя в католичество и коронация польским королем показал, что религия для него была не более, чем инструментом политики.

Кстати, на факт принятия Йогайлой «со всем народом литовским» христианского вероисповедания по латинскому обряду в немалой степени повлияла и позиция Дмитрия Ивановича Московского. Поясним: мать Йогайлы-Якова, Ульяна Александровна Тверская, два года спустя после Куликовской битвы хлопотала о женитьбе сына на… дочери бывшего «врага» – Дмитрия, получившего прозвище «Донского»!

Предварительная договоренность была достигнута. Согласно ей, все этнические литовцы и великокняжеский двор (кто еще не был православным) должны были принять православие. Однако Дмитрий выдвинул дополнительное условие: Йогайла должен стать данником и вассалом Москвы и признать московского князя «старшим братом».

Оскорбленный великий князь Литовский и Русский обратил свои взоры на Запад, где в соседней Польше подрастала юная принцесса Ядвига…

Но вернемся в 1380 год. Итак, главным мотивом выступления литовцев против Москвы в союзе с Ордой и Рязанью тогда были возможные территориальные приобретения на Востоке и ослабление конкурента в «собирании» древнерусского наследия, не более того.

 

Орда

Основным политическим противником коалиции русских княжеств во главе с Москвой была, конечно, Орда. Это крупнейшее на востоке Европы и западе Азии средневековое государство в пору описываемых нами событий переживало «Великую замятню» – период нестроений и внутренних сумятиц.

Как мы уже отмечали выше, с 1360-х годов на «царском» (кто не в курсе, именно «царями» испокон веков в русских летописях называли монголо-татарских владык) в Сарае сменилось 25 ханов. Бывали годы, когда в разных районах Орды правили по два-три хана, и то одна, то другая часть и так-то не сильно централизованного государства фактически «отпадала» от Центра.

Неразберихе на какой-то период положил конец темник Мамай, начавший править в Сарае от имени марионеточных ханов-чингизидов (Официальные права на престол в Орде имели только прямые потомки Чингиз-хана). Деятельный темник решил навести порядок в непокорных и «строптивых» улусах, в том числе и в Северо-Восточной Руси.

-Программой-максимум Сарая в этой связи было восстановление статуса-кво времен хана Узбека, с регулярной выплатой русскими «выхода», который с начала 1374 года Москва, ответственная, как мы помним, за сбор дани с русских княжеств, пользуясь внутриордынской сумятицей, регулярно «зажимала».

Мотивация проста: московитяне обвинили Мамая в незаконном фактическом захвате трона, узурпации власти, а соответственно в отсутствии права на получение дани!

У самого же Мамая еще одним из пунктов программы-максимума по «наказанию» непокорных вассалов было… возобновление поставки русских рекрутов в «царское» (золотоордынское) войско, ибо русские ратники, наряду с русскими работниками в Орде всегда весьма ценились.

Вспоминается кадр из упомянутого уже кинофильма «Александр Невский», когда Ярославича, ловившего рыбу на Плещеевом озере «вербует» гонящий русский полон на Восток улыбчивый китайский чиновник («смотрящий» над татаро-монголами): «В Орду поезжай! Большой начальник будешь! Нам воеводы нужны!». (Кто не в курсе, татаро-монголы, в свою очередь, вассалы Поднебесной).

Никакой цели в виде «уничтожения православия» или навязывания русским подданным магометанства и т.п. Мамай, разумеется, не ставил. Период «религиозного экстремизма», последовавший за принятием Ордой ислама в начале XIV века, тогда уж прошел, и татарские власти вновь стали традиционно толерантными.

По всей Орде во времена описываемых событий беспрепятственно строились православные храмы, а в самом Сарае (тогдашней столице государства) даже постоянно проживал православный митрополит!

 

Эфемерность средневековых союзов

Всё вышеизложенное дает, таким образом, достаточно ясный ответ на вопрос: был ли союз Литвы, Орды и Рязани «союзом против Руси и Православия», банальной военно-политической комбинацией восточно-европейских «игроков» или некоей «гражданской войной» вассалов против незаконной власти узурпатора у «сюзеренов».

А вообще, союзы и различного рода коалиции XIII-XV веков, как правило, весьма непрочны и «эфемерны». Ведь основаны они были исключительно на родственных связях или на сиюминутной политической выгоде. Чтобы не слишком удаляться от времени Куликовской битвы, приведем для подтверждения этой тезы лишь несколько примеров комбинаций из тех же участников событий 1380 года в последующие три десятилетия.

После аннексии преемником Йогайлы на литовском престоле Витаутасом (в русской исторической традиции – Витовт, в польской – Витольд, в католическом крещении – Александр, в православном, по некоторым сведениям, – Викентий) Смоленска в 1395 году (по утверждению некоторых источником, Витаутас, кстати, первым браком был женат на смоленской княжне Анне) Олег Рязанский (он примирился с Дмитрием Донским еще в 1387 году, заключив «вечный мир» и женил своего сына Федора на дочери Дмитрия Софии!), тесть одного из смоленских княжичей – Юрия – начинает целую серию войн с Литвой, продолжившихся до 1402 года.

Москва в этих войнах в лице своего нового великого князя – Василия I, сына Дмитрия Донского – целиком и полностью на стороне Великого княжества Литовского. Почему? Разгадка проста: Василий женат на дочери Витаутаса Софии. 

В 1399 году Василий вновь поддерживает Литву, на этот раз – против Орды. Поход союзной армии Витаутаса, а в ее состав входили и литовцы, и поляки, и тевтонские рыцари, и русские, и татары хана Тохтамыша (того самого, который после Куликовской битвы разбил остатки войск Мамая и восстановил в Орде «законную власть» чингизидов) завершился, правда, сокрушительным поражением на реке Ворскле от объединенных войск татар хана Тимур-Кутлука и беклярибека Эдигея (внутриордынских политических противников Тохтамыша).

В той битве, к слову, погибли упомянутые в нашем рассказе сыновья Альгирдаса-Ольгерда Вингольдас-Андрей Полоцкий и Псковский и Дмитрий Брянский.

Однако уже через несколько лет родственные узы абсолютно не стали помехой для Василия I, почуявшего возможность извлечь политическую и территориальную выгоду из тогдашней ситуации и начавшего войну с Литвой. В результате, в кампании 1408 года сложилась новая комбинация наших героев: Москва, Рязань и Орда против Великого княжества Литовского… При желании можно продолжить, но, думается, примеров достаточно.

 

Необходимое послесловие

Всё вышеизложенное, разумеется, нисколько не умаляет и уж, тем более, не ставит под сомнение великий военный и духовный подвиг наших предков, вышедших победителями 8 сентября 1380 года, т.е. ровно 840 лет назад, в сече на поле Куликовом.

Но историческая справедливость и Память требуют внести коррективы в акценты некоторых исследователей. Ведь, несмотря на благословение Св. Сергия Радонежского, война 1380 года всё-таки не была войной религиозной – между православием и исламом или между православием и католичеством.

Тем более, как справедливо замечает один из упомянутых нами авторов – Ю.Ю. Воробьевский, тогда в ордынском войске, помимо собственно татар, оказалось и немало наемников, для которых главной «верой» была вера в «золотого тельца» – генуэзцев, а также разноплеменных кочевников предкавказских степей – потомков некогда разбитых русами хазар…

…Главного же любителя стравливать православных и мусульман ради собственной коммерческой выгоды – Некомата Сурожанина вкупе с несостоявшимся «мэром» Белокаменной Иваном Вельяминовым вскоре поодиночке хитростью заманили в московские владения и принародно казнили; одного на Лобном месте, а другого – на Кучковом поле…

Начало здесь: http://news.ap-pa.ru/news/i6787-mihail-vaskov-klub-2012-kulikovskaya-bitva-igry.html

 

Михаил ВАСЬКОВ, для Клуба 20/12


Другие новости


Клуб генералов: Д. Епишин - А. Михайлов. Что же произошло 11 сентября 2001 года? Каковы последствия этой трагедии?
Клуб генералов: С. Степашин - Ю. Жданов. Надо наводить мосты между полицейскими разных стран
Клуб Генералов. Д. Епишин - Е. Савостьянов. Беседа 2. Нынешняя Россия похожа на поздний СССР

Новости портала Я РУССКИЙ