Алёна Синица. Клуб 20/12 Москва-Шаховская. Стихи разных лет

Алёна Синица. Клуб 20/12 Москва-Шаховская. Стихи разных лет

02/10/2020 23:55

Москва, Алёна Синица, КЛУБ 20/12 Стихи московского поэта Алёны Синицы.

 

 

МОСКВА-ШАХОВСКАЯ

 

есть время, пока не придет электричка,

Москва – Шаховская 6:23,

затертая станция, сверху табличка –

Манихино, Троицкая, Снегири.

из тамбура лезет подвыпивший дядя

и тычет в лицо мне журнал «Крокодил»,

напротив огромная тетя в помаде,

сынок ее рядом, конечно, дебил.

я сяду в вагон №6 у окошка,

рассадой зажатая в самом углу,

пусть едет со мной молодая картошка

в две тысячи двадцать каком-то году,

картошку посадит в саду-огороде

какой-нибудь старенький дед-брадобрей,

и будет она в чистоте, на природе

расти без серьезных и взрослых людей. 

есть время, пока не придет электричка,

Москва – Шаховская уже на путях,

но всех безбилетных и бедных птичек

кондукторы высадят в Снегирях.

 

АФГАН

 

Мой папа прошел Афган

Он видел барханы, пески

Бушующий ураган

Не людей – только их куски.

А что видел ты?

Мой папа смотрел на Восток

Стальные его кулаки

Сверкали огнями дорог,

Он слышал за милю шаги.

А что слышал ты?

Мой папа отдал свою кровь

И алым налились цветы,

Слегка только дернуло бровь,

Но невозмутимы черты.

А чем наливаешься ты?

Мне передалась его честь,

Мне перелилась его боль,

Не слово одно - сразу шесть!

Не мир, не спокойствие – бой.

А ты кто? А ты –не герой...

Мой папа прошел Афган

Дурной головой под бинты

Он видел насквозь туман,

Он словом срывал болты,

Он был не такой,

Как ты.

 

ВРЕМЯ

 

Увидеть тебя – 

идущего с мамой к вокзалу, 

в толпе, посреди остановки 

троллейбуса в парке. 

На выставке ценных растений, 

на рынке, у птичьей клетки, 

в окне, на втором этаже, 

под мерцающей лампой. 

в последнем ряду, на снимке 

в школьном альбоме, 

в белой рубашке, 

смотрящего вдаль, на деревья. 

На солнце, с лохматым псом 

на весенней прогулке, 

рядом с отцом, 

на даче у доброго деда. 

В Доме Кино, 

на старом бульваре, 

в хоре, поющего песни 

о дальних планетах. 

После каникул, с короткой 

нелепой стрижкой, 

в комнате, под подушкой 

в обнимку с книжкой. 

В ярких ботинках, 

в актовом зале 

бредущего в липах, 

с живыми глазами, 

в метро, на перроне, 

на верхней полке, 

в плацкартном вагоне, 

в начале апреля – 

увидеть тебя 

и выключить время.

 

ххх

 

Вот так живешь в пустом поселке,

в сосновой прячешься иголке,

а сверху примечаешь метки

верхом на старой табуретке.

Два раза в день проходит поезд,

и едут все вагоны порознь,

им вслед пускаешь кольца дыма,

жизнь тоже проезжает мимо. 

А впрочем - это так прекрасно,

к ней оставаться безучастным,

поскольку для всеобщей бездны

мы все равны и бесполезны.

Пока поселок заметает,

фонарь на станции мигает,

бродячий пес из леса лает,

а снег летит, и он не тает.

 

РЫЦАРЬ

 

Мальчики постсоветских дворов

боятся шагов квартирных воров,

стреляют пакеты и прячут кассеты

в карманные двери чужих городов

Здесь всё уже было и будет опять,

все мальчики ночью улягутся спать

и многим приснится последняя птица,

и каменный рыцарь десятых годов

На северо-западе нет облаков

на северо-западе нет дураков

на северо-западе нет виноватых

вагоновожатых, блатных и лохов

В подвале и тире посуда в чифире,

соседи опять завывают в эфире,

приспущены шины у старой машины,

у Миши на майке смешные дельфины

Дельфинам уже не поплавать большими,

и Миша узнает, что мир паршивый,

и тонкое тело он вытолкнет первым

на чёрный асфальт, разукрашенный белым

Туда, где соседская девочка Лена 

напишет оранжево-красным мелом, 

склонясь головой, как тибетская птица,

что Миша последний советский рыцарь.

 

 ххх

 

Шел снег. Ты за полярным кругом

Побритый налысо, с лицом,

Напоминающим мне друга

Невидимый, поскольку вьюга,

Имела сходное с отцом: 

Глаза, взрывающие компас, 

И компас, тянущий на Котлас 

Отметки ядерных ракет ,

И порванный бронежилет. 

Свинец и вкус солоноватый 

И тра-тата-тата раскаты 

И белый снег. И еженощно 

Я выбираюсь из песочниц,

И перестроечных газет.

Но открываются провалы -

Из черных дыр в меридианы,

Где живы ваши генералы,

Где год идет за десять лет.

Там растянувшийся на танке,

Палящий в бесконечной пьянке ,

Как одержимый в самом деле,

Хватаю руку. На пределе,

Так боль гудит в косматом теле, 

Так я веду тебя на свет.

Но тот становится безбожьим,

Как слепота, как бездорожье.

И снег идет. И все тревожно.

И нет руки. И папы нет. 

Алёна Синица

 

Фото автора



Другие новости


Аня Цыганова, Клуб 20/12 Чувствую время... Стихи
 Михаил Васьков: По высшему закону Возмездия. К 50-летию первого в СССР случаю воздушного терроризма
Максим Добророднов, Клуб 20/12 Стихи

Новости портала Я РУССКИЙ