Владимир Вольвач: Отношение к СССР. Социология

Владимир Вольвач: Отношение к СССР. Социология

11/11/2020 14:21

Омск, Владимир Вольвач, NEWS.AP-PA.RU Теперь уже многим становится ясно, что «Россия, которую мы потеряли», а точнее, которую можем потерять – это не про 1913 год, это про 1991, это про сегодня.

 

 

Отношение к СССР в общественных дискуссиях очень напоминает тлеющий в глубине торф – время идет, а огонь не угасает, временами вырываясь наружу.

Вот и сейчас невооруженным глазом заметно, что социологические опросы, проводимые самыми разными авторитетными организациями, и даже «иностранным агентом» - Центром Левады, стойко фиксируют одну и ту же оценку со стороны большинства российского общества:

1. «БЫЛО БЫ ЛУЧШЕ, ЕСЛИ БЫ ВСЕ В СТРАНЕ ОСТАВАЛОСЬ ТАК, КАК БЫЛО ДО 1985 ГОДА, ДО «ПЕРЕСТРОЙКИ» (40-50% согласных за 25 лет ежегодных наблюдений, показатель 2020 г – 47%, по данным Центра Левады)

2. Распад Советского Союза – результат действий политиков, а не объективных факторов. Так считают 54% жителей России.(Фонд общественного мнения)

3. Возвращаясь к обсуждению вопроса о распаде СССР, большинство россиян сожалеют об этом событии (70%), еще 62% считают, что его можно было бы избежать. (Подробнее на сайте ВЦИОМ: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=10452)

Сегодня можно без преувеличения сказать, что отношение к СССР – это самый актуальный вопрос в острой идеологической борьбе, которая ощущается во многих общественных дискуссиях, даже там, где вроде бы Советский Союз не поминается всуе.

Отношение россиян к советскому образу жизни, которое идеологи 90-х называют «ностальгией», «советской мифологией» не может не вызывать тревоги у правящей элиты, поэтому мы наблюдаем несколько пропагандистских проектов, которые стремятся «развенчать советские мифы» и опровергнуть зафиксированное социологами общественное мнение, что советское общество было в большей степени социально-справедливым, чем сегодняшнее.

Как это ни парадоксально, но на самом деле никакой «ностальгии по СССР» нет, да и идеологические слухи о смерти СССР оказались сильно преувеличенными.

Если говорить по гамбургскому счету, то нынешнее российское общество по своим ценностным ориентациям, идеологическим принципам и социальным установкам остается все тем же советским, каким оно было все предыдущие сто лет.

Фундаментальные ценности, составляющие основу любого общества, хоть российского, хоть американского, хоть европейского, вообще не меняются столетиями; повлиять на них могут только социальные революции невиданного масштаба, сравнимые с Великой французской или Великой Октябрьской.

В 1991 году такой революции не было, был классический государственный переворот, в котором основные слои общества никак не участвовали.

Чтобы придать этому перевороту характер «революции», та часть переродившейся советской элиты, которая и задумала этот проект запустила в оборот идеологему о «советском периоде» как некоей аномалии в историческом развитии России, «тупиковом ответвлении».

Советских людей попытались уверить с помощью мощного вала пропаганды, что жизнь нескольких поколений была ошибкой, и что сейчас нужно либо возвращаться в «Россию, которую мы потеряли», либо стать «частью Запада» подобно тому, как это сделали прибалтийские республики.

Именно с этой идеологической платформы был произведен ну, очень рукотворный и преступный роспуск СССР; однако затем обнаружилось опасное противоречие.

Во-первых, оказалось все же невозможным дискредитировать такие ценности, как Победа в Великой Отечественной войне; причем, опираясь на этот последний фундаментальный камень, устояли и многие другие советские ценности, формирующие отношение к социальной справедливости, к семье, к человеческим взаимоотношениям.

Во-вторых, выяснилось, что между этими советскими ценностями и традиционными, тысячелетними российскими наблюдается полная идентичность.

Вдруг выяснилось, что «человек человеку – друг, товарищ и брат», это не только норма советской коммунистической морали, но и одна из основополагающих евангельских истин, на которой держится христианство, в том числе и Православие, составляющее суть русского национального характера.

Теперь уже многим становится ясно, что «Россия, которую мы потеряли», а точнее, которую можем потерять – это не про 1913 год, это про 1991, это про сегодня.

Никакой постсоветской России сконструировать не удалось, институт частной собственности у нас так и не сложился, а значит, вся возведенная якобы на этом система социальных отношений – это декорации, камуфляж, фанера.

Именно поэтому у нас остается открытой громадная пропасть недоверия между гражданами и государством, и через эту пропасть не удалось навести устойчивые мосты даже присоединением Крыма.

Сегодня мы стоим перед выбором: если продолжать «бороться с советскими мифами», если оставаться на той же идеологической площадке, проповедуя «СССР умер» (а даже Путин, занимающий центристские позиции, предпочитает никак не праздновать Великий Октябрь), то распад России будет осуществлен по тому же сценарию, что и распад СССР.

Россия (подчеркиваю – только Россия, и те из постсоветских республик, которые захотят добровольно присоединиться к этому) должна провозгласить себя полноправной наследницей СССР, и это не для того, чтобы вернуть себе утраченные территории – что с возу упало, то пропало.

Это необходимо сделать, чтобы исправить последствия преступного сговора внутри страны, вернуться к тому типу социальных отношений и к тем принципам социальной справедливости, которые в 60-годы вдохновляли не только советских людей, но и добрую половину мира.

Владимир Вольвач

Фото с сайта m.uz.sputniknews.ru


Другие новости


Владимир Вольвач: Власть не замечает проблемы с должниками
Владимир Вольвач: Социология говорит, что СССР никуда не делся
Владимир Вольвач: Кто владеет СМИ, то и выигрывает выборы

Новости портала Я РУССКИЙ