Олег Пеньковский - главный американский шпион в СССР

Олег Пеньковский - главный американский шпион в СССР

31/05/2021 14:11

Москва, Владимир Казаков, AP-PA.RU Олег Пеньковский был главным американским шпионом в СССР. Его жизнь, задержание были художественно отражены в фильмах "ТАСС уполномочен заявить", "Мертвый сезон".

 

21 ноября 1961 21.00 у гостиницы «Балчуг», там, где сейчас высится фешенебельный отель «Балчуг-Кемпински», прогуливался средних лет мужчина в элегантном плаще. Плащ был расстегнут, во рту у него небрежно торчала сигарета, в руках он держал книгу, завернутую в бумагу.  Вскоре, из гостиницы вышел другой человек, тоже в расстегнутом пальто и тоже с сигаретой во рту.

Поравнявшись с прогуливающимся мужчиной,  человек из гостиницы сказал: "Мистер Алекс, я от двух ваших друзей, которые передают вам большой, большой привет!". При этом он интонационно выделены слова: "от двух ваших друзей" и "большой, большой".  

После чего, мужчины, весьма довольные друг другом разошлись в разные стороны. Все это, и книга в бумаге, и расстегнутые пальто, сигареты у обоих, интонационной выделение отдельных слов – было частью пароля и одновременно сообщением, что агент просит экстренную встречу с кураторами в заранее условленном месте.

Агентом был полковник советской разведки Олег Пеньковский (один из самых опасных американских шпионов), связным - сотрудник визовой службы посольства США в Москве.

Сразу хочу сказать, что благодаря почти двухлетней деятельности «крота» Пеньковского, были провалены более 500 наших агентов в США и странах Западной Европы.  Тогдашний председатель КГБ Семичастный называет цифру 300 агентов и более 30 кадровых разведчиков ГРУ. Все равно, ущерб нашей разведке был нанесен колоссальный.

Как говорят разведчики, самые опасные предатели – это «инициативники». То есть люди, сами предложившие свои услуги иностранному государству. Олег Пеньковский трижды предлагал продать родину. Один раз в Турции, где работал в аппарате военного атташе в этой стране. И дважды в Москве. Одно из его писем начиналось так «Я обращаюсь к правительству Соединенных Штатов Америки с предложением о сотрудничестве…».

Американцы долго не обращали на него внимания, считая это приманкой советских спецслужб. Два месяца Пеньковский ходил в определенное время к станции метро «Парк культуры» в ожидании встречи с представителем ЦРУ.  Все бесцельно. Но предатель был упертый и на третий раз американцы все-таки откликнулись на просьбу о встрече настойчивого офицера.

Вот занятно, почему боевой офицер, прошедший войну, награжденный орденами, осознанно пошел на предательство. Причины довольно банальны. Об идейной направленности его поступка не может быть и речи. Все дело в самом человеке.

Ему постоянно казалось, что советское командование его не ценит гениальных способностей. Неудовлетворенные амбиции, запредельное самомнение о  своей значимости (потом работая на английскую и американскую разведку, он требовал встречи  президентом США и английской королевой). Желание вершить судьбы мира, например, он предлагал своим американским кураторам разместить ядерные заряды с часовым механизмом в Москве, под зданиями КГБ, Генерального штаба и других важных объектах.

«Я укажу наиболее удобные места для установки небольших атомных зарядов, чтобы в необходимое время взорвать цели. Первое — разработаю все, что мы обсуждали о стратегических целях. Я сделаю схемы с расчетами. В случае начала войны в Москве необходимо уничтожить 50 тысяч высокопоставленных лиц, от которых многое зависит…

А если учесть военные штабы в других городах, то согласно представленным мною планам в СССР необходимо будет уничтожить 150 тысяч опытных генералов, офицеров и штабных работников… Пожалуйста, обсудите мой план… Готов принять любое задание, взорву в Москве все, что смогу… Западу нужно наносить удар первым, сокрушительный удар. Тогда мы победим".

К тому же Пеньковский умел войти в доверие к важным людям. Еще во время войны он пристроился в окружение будущего маршала артиллерии Варенцова, потом женился на дочери начальника политуправления Московского военного округа, близко дружил с женой и дочерью тогдашнего главы военной разведки Ивана Серова. Эти связи и помогли ему закончить сначала академию Генерального Штаба и потом, военно-дипломатическую академию. После которой, он попал в штат Главного разведывательного управления. Но все равно, ему казалось, что ему поручают ничтожные задания, платят мало денег, не ценят.

Последней каплей стало не назначение его на должность главы военной миссии в Турции, ходить в замах молодому подполковнику было обидно. Эти вроде бы простые вещи привели его к мысли, прославится как мега-шпион, «чужой среди своих». Для начала он выдал своих товарищей турецкой разведке в «темную». При разборе провала, прямых доказательств вины Пеньковского не нашли, но отозвали из Турции и отчислили из ГРУ. Но его карьера особо не пострадала, благодаря влиятельным друзьям и родственникам.

В конце концов, его назначили в Государственный комитет при Совете Министров СССР по координации научно-исследовательских работ в качестве офицера „действующего резерва“. Это учреждение организовывало визиты многочисленных советских делегаций на Запад, а также иностранных ученых, инженеров и бизнесменов в Советский Союз. На новом месте Пеньковский якобы должен был добывать информацию о последних достижениях в области западных ракетных вооружений.

Тут появляется человек, который и сыграл одну из ведущих ролей в этой шпионской истории. Это — Гревил Винн, подданный Великобритании, коммерсант, а на самом деле человек СИС. Английская разведка давно искала контактов с этим Комитетом. А Пеньковскому выпал шанс общаться с иностранными «бизнесменами» совершенно спокойно. И они нашли друг друга.

При первой же встрече в начале ноября 1960 года предатель передал англичанам целый пакет с фотопленками секретных документов, которые показались ему представляющими ценность для иностранных спецслужб. Конечно, Винн был шокирован, но припомнили старые попытки контакта в Турции и Москве и вербовка нового агента по кличке «Алекс» состоялась.

Официальная работа Пеньковского предполагала частые поездки за рубеж на научные выставки и симпозиумы. Специально в таких случаях ЦРУ и СИС арендовали целый дом рядом с гостиницей, который набивали пишущими машинками, магнитофонами, шифровальными аппаратами, радиоаппаратурой, фильмоскопами и кинопроекторами, установлена прямая телефонная связь с Вашингтоном. Дежурство несли стенографистки, машинистки, переводчики, врач, вооруженный стетоскопом, шприцем и тонизирующими медикаментами.

Для того, чтобы "Алекс", не уставал продавать Родину. За полтора года сотрудничества с иностранными спецслужбами,  у Пеньковского состоялось 35 длительных подобных бесед с его западными "друзьями", продолжительностью 112 часов.

Для работы дома он получил аппарат "Минокс" с микропленкой, транзистор для приема односторонних радиопередач, а также тайнописную копирку для написания сообщений. Тайник для передачи информации находился на Пушкинской улице, в подъезде дома номер пять, напротив Театра оперетты. Справа от входа в подъезд висела на крюках батарея, выкрашенная в темно-зеленый цвет.

Между батареей и стеной — зазор сантиметров шесть. Записку надо было положить в спичечный коробок, завернуть его в голубую бумагу, заклеить скотчем, потом обмотать проволокой и повесить сзади на крюк батареи. Осуществив закладку, Пеньковский должен был сделать метку в виде черного круга на осветительном столбе напротив дома № 35 по Кутузовскому проспекту, со стороны проезжей части, позвонить двум московским абонентам и, услышав ответ, вешать трубку.

На связь Пеньковскому в Москве  поставили Ролангера Чизхолма второго секретаря английского посольства в Москве. К тому времени КГБ было известно, что он и его жена Джанет - кадровые сотрудники английской разведки.   Связь предполагалась на Цветном бульваре, на лавочке рядом со скульптурой «Песня», где Джанет должна сидеть с ребенком.

Спустя некоторое время Пеньковский решил проверить предложенный английской разведкой способ связи. Вложив в коробку из-под драже четыре фотопленки, он в определенный день отправился на Цветной бульвар, где встретил Дженет Чизхолм с мальчиком. Подсев к ним, Пеньковский сказал несколько слов детям, потрепал мальчика по щеке и протянул ему коробку с драже. Дженет учтиво поблагодарила его за проявленное внимание к детям. На том и расстались. Но это было началом провала. За Чизхолм уже следили.

Дальше последовала цепь мероприятий удостоверяющих, что действительно Олег Пеньковский был иностранным агентом, игра с ним, уже на передачу «втемную» дезинформации, и  когда шпион был уже готов скрыться с чужими документами, его решили брать. Все происходило как в шпионском фильме. Вот как описывает это историк российской разведки Михайлов.

«12 октября 1962 года. Ясный осенний день. Пеньковский, не спеша, идет к зданию Госкомитета. У входа совершенно случайно сталкивается с давним знакомым, сотрудником КГБ. Обмениваются приветствиями, некоторое время идут рядом, разговаривая о чем-то, затем останавливаются у проезжей части рядом с припаркованным автомобилем.

Дверца машины открывается, кто-то из машины окликает Пеньковского, он наклоняется к дверце. Внезапно следует резкий толчок в спину, и Пеньковский с помощью своего знакомого мгновенно оказывается в салоне. Дверца захлопывается, и машина стремительно уносится по направлению площади Дзержинского.»

Сослуживцам и родственникам Пеньковского сказали, что он лег на обследование в госпиталь.

После ареста Пеньковского наступил черед операции "экстренная связь".  В известном фильме середины 80-х годов «ТАСС уполномочен заявить», который рассказывает о разоблачении совсем другого агента, были использованы некоторые приемы из той давней, операции. В частности, как гримировали сотрудника КГБ под агента, чтобы он сам мог поставить определенную метку на столбе. Этот трюк был впервые применен тогда, ведь сам Пеньковский был уже арестован, а предстояло задержать с поличным других иностранных шпионов. Читаем журнал оперативного учета:

"02. 11. 62 г. 5. 10. Поставлена метка на столбе у дома № 35 по Кутузовскому проспекту (метку ставил сотрудник КГБ, загримированный под Пеньковского.).

5. 20. Заложен тайник в доме № 5/6 по Пушкинской ул.

8. 50. Дважды набран номер телефона, установленного в квартире помощника военно-воздушного атташе при американском посольстве Дэвисона, и дважды трубка клалась на рычаг. Таким же образом произведены звонки по номеру телефона, установленного в квартире офицера безопасности посольства США Монтгомери.

9. 20. Пост наружного наблюдения у дома № 35 отметил, что мимо столба с меткой медленно проехал на своей автомашине помощник военно-воздушного атташе Дэвисон. Поставив машину, он дважды прошел мимо столба, после чего уехал в посольство.

15. 15. Пост наружного наблюдения зафиксировал появление в проезде Художественного театра машины секретаря посольства США Джермена. Кроме самого Джермена, в машине находился секретарь-архивист посольства Джэкоб. Джермен вошел в магазин "Политическая книга", а Джекоб, повернув за угол, направился к подъезду дома № 5/6 по Пушкинской ул.".

Дальнейшее, как говорится, было делом техники.

Агент ЦРУ и МИ-6 полковник ГРУ Олег Владимирович Пеньковский был признан виновным в шпионаже и приговорен к смертной казни. 16 мая 1963 года его расстреляли.

Были объявлены персонами нон грата сотрудники американского посольства: Р. Карлсон, Х. Монтгомери, А. Дэвисон, В. Джонс, Р. Джэкоб и их английские коллеги: Р. Чизхолм, Д. Чизхолм, П. Кауэлл, Д. Варлей, Ф. Стюарт, А. Рауселл.

Кадровый разведчик Гревил Винн, вербовавший Пеньковского, был задержан в Венгрии, переправлен в Москву, где Военная коллегия Верховного суда СССР признала его виновным в шпионаже и приговорила к 8 годам лишения свободы. Через некоторое время Винн был обменян на знаменитейшего советского разведчика нелегала Конона Трофимовича Молодого "Лонсдейла", приговоренного в Англии к 25 год. О нем рассказывает фильм «Мертвый сезон» с Донатосом Банионисом в главной роли. Наиболее драматичный эпизод обмен двух разведчиков на мосту в Германии. Вот это почти документальны кадры, как меняли Винна на Конона Молодого.

Владимир Казаков

 

Фото facebook.com

 

 

 

 

 

.

 



Другие новости


Олег Морозов: Уроки выборов. Крах
Галина Бурденко: Поэт-политик Данте Алигьери
Олег Морозов: И снова о коленопреклонении...

Новости портала Я РУССКИЙ