Судзиловский пытался захватить власть в России силами китайских бандитов и русских военнопленных в Японии

Судзиловский пытался захватить власть в России силами китайских бандитов и русских военнопленных в Японии

15/07/2021 00:02

Москва, Владимир Казаков для NEWS.AP-PA.RU Я приготовился к переезду в Сибирь с 40 тысячами революционных пленных и с Владивостокским гарнизоном в 30 тысяч человек проехать к Москве.

 

(Окончание) Отойдя от политической жизни Гавайев, Руссель отправляется в Шанхай, чтобы организовать вооруженный отряд хунхузов, это своего рода мафиозные организации, жестко организованные бандиты, и освободить политкаторжан в Сибири. Эта бесшабашная идея не нашла поддержки даже  у авантюристов из числа русских эмигрантов, и от нее пришлось отказаться.

В 1905 году начинается русско-японская война. Одновременно в Москве и Петербурге вспыхивает вооруженное восстание.  У Русселя рождается новый план. Не поехать ли ему на театр военных действий для распространения революционной пропаганды среди русских солдат и моряков? Он переезжает в японский город Кобе.

Там после трагического Цусимского сражения, когда был уничтожен японцами наш флот, собралось большое число русских военнопленных. Одним из них был будущий известный писатель Алексей Силыч Новиков-Прибой, принимавший участие в исключительном по своей драматической насыщенности бое при острове Цусима в качестве матроса на броненосце “Орел”.

“В Японию, когда там скопилась много наших пленных, — вспоминал Новиков-Прибой, — прибыл доктор Руссель, президент Гавайских островов, а в прошлом давнишний русский политический эмигрант. Он начал издавать для пленных журнал “Япония и Россия”, на страницах которого я тоже иногда печатал маленькие заметки. По тактическим соображениям журнал был весьма умеренным, но потом постепенно становился все революционнее”.

Тут писатель ошибался. Журнал пропагандирующий революционные идем для русских военно-пленных создали американцы. В частности, американский журналист и агент разведки Джорж Кеннан, находившийся в Японии.

Он давно работал на ниве разрушения России. Кеннан начал издавать пропагандистский журнал “Япония и Россия” в самом начале войны. А позже, на помощь к Кеннану и прибыл, по официальной версии, командированный американским “Обществом друзей русской свободы”, Николай Константинович Руссель-Судзиловский.

Журнал был шедевром пропагандистской мысли того времени. Не было прямых призывов и дешевых агиток. Рассказывалось о разрухе в стране, о казнокрадах министрах, о своеволии полиции. Там же уроки русского, народные песни, задушевные стихи, и между делом статьи об «антинародном режиме». Практически, все как сейчас где-нибудь на «Эхе Москвы». Кроме написания обличающих российское самодержавие статей, доктор Руссель занялся распространением среди пленных нелегальной литературы. Одним из посредников у него в этом деле был пленный писатель Новиков-Прибой.

«В Кумамота литература эта получалась на мое имя, — вспоминал писатель. — Ко мне приходили люди со всех бараков, брали брошюры и газеты. Сухопутные части читали их с оглядкой, все еще побаиваясь будущей кары, матросы были смелее. Проникновение революционных идей в широкие военные массы встревожило некоторых офицеров, проживавших в другом кумамотском лагере. Они начали распространять разные слухи среди пленных нижних чинов, говоря: все, кто читает нецензурные газеты и книжки, переписаны: по возвращении в Россию их будут вешать».

Огромные транспорты нелегальной литературы, присылаемые различными революционными комитетами России, через доктора Русселя быстро распространялись среди военнопленных и делали свое дело. Солдатская масса оказалась на удивление восприимчивой к пропаганде.

Дальше происходит полная фантастика. Руссель разрабатывает план военного вторжения в Российскую Империю. За ним уже стоит сорока тысячная революционно настроенная армия, сагитированных им пленных. Он договаривается с японским правительством о возвращении им оружия, обеспечении транспортными судами. Для высадки в Петропавловске и Владивостоке.

Затем, по плану они захватывают узловые станции Транссибирской магистрали, двигаются  на Москву. Поддержать вооруженное восстание в обеих столицах. Так называемую, революцию 1905 года. По пути он предполагал освободить заключенных на каторгах Сибири и пополнить ряды своей армии солдатами дальневосточных дивизий и пролетарскими отрядами.

Как вспоминал позже сам Судзиловский:

«Я приготовился к переезду в Сибирь с 40 тысячами революционных пленных, чтобы отрезать Линевича (генерал, возглавлявший армию на Дальнем Востоке) от базы и с Владивостокским гарнизоном в 30 тысяч человек проехать к Москве»

Этот ход событий даже трудно вообразить. Но все это существовало в реальности. Руссель был готов начать гражданскую войну невиданного размаха, на японские деньги и поддержкой вездесущих американцев! От рек крови тогда спас всех, как не смешно звучит, известный двойной агент царского охранного отделения и один из лидеров партии эсеров Евно Азеф. Известнейший предатель, по сути, спас Россию тогда. Судзиловскому в Японии нужна была поддержка на материке, в России. И он установил контакты с эсерами и Азефом. Который тут же сдал планы Русселя правительству.

Короче говоря, на берегу его армию уже ждали русские части. Как писал позже раздосадованный Судзиловский: - Черт дернул меня обратиться за помощью к эсерам! Поняв, что высадка под гром русских орудий приведет к гибели тысяч его сторонников, гуманист Руссель отказывается от своего плана.

И еще надо вспомнить один момент. В 1906 году Владивостоке случился бунт. Причем преждевременно. Не тогда, когда его ожидал Руссель. Был убит генерал Селиванов. У него был портфель с ценнейшими документами – планами укреплений острова Русского. Для Владивостока остров Русский, как Кронштадт для Питера. Захвати его и город практически обезоружен. Эти планы попали в руки проходимцев, которые были наслышаны о планах Русселя. И предложили их ему. В случае отказа купить они намеревались продать их японцам или американцам.

Эти разведки давно охотились за этими бумагами. Они стоили баснословные деньги. Судзиловский к этому времени уже отказался от плана своего десанта в Россию. Однако он берет документы. В его окружении возникаю споры, что с ними делать. Можно продать американцам, а вырученные огромные деньги пустить на продолжение революционной борьбы. Что делает человек, несколько дней назад хотевший развязать гражданскую войну в России и двинуть армию на Москву?

«Революционеры – враги русского правительства, но не народа, и народных интересов никогда и ни за какие деньги не продадут. Я переменил свое намерение, – сказал Руссель. – Если я возьму план, то вы можете заподозрить, что я сделаю из него какое-либо употребление. А посему полагаю, самое лучшее будет, если мы его сейчас у всех на глазах уничтожим.»

И он сжигает ценнейшие планы, не захотев предать Россию. Действительно удивительный человек.

Эпопея с несостоявшимся походом на Москву была пиком фантасмагорической судьбы Николая Судзиловского. Далее, он вел более-менее размеренную жизнь. Он много работает над статьями, книгами, организует в Китае издательское дело. Увлекается сочинениями английского фантаста Герберта Уэллса с его технократическими идеями. Ведет переписку с китайским революционером СунЯт-сеном.

Льву Толстому он предлагал содействие в переселении на Гавайи преследуемых за религиозные убеждения. Со знаменитым писателем Короленко вел переговоры о сотрудничестве в журнале “Русское богатство”, Максим Горький призывал его участвовать в работе русской печати. Праздной жизни у Русселя не было. Через “Уссурийскую газету” он знакомил народ России с жизнью и бытом японцев, филиппинцев, писал научные и философские статьи, на Филиппинах открыл больницу, затем библиотеку.

У него умирает жена, он женится на японке. Были дети и от этого брака. Он усыновляет еще и детей своего японского друга. Все чаще задумывается о возвращении на Родину. Тем более, что в 1917 году произошла революция. В тот год Николай Константинович пишет письмо Ленину, в котором выражал свое восхищение победой пролетариата. Он приветствует революцию. В одном из писем родным, в Россию, он пишет:

“Вы сделали величайшую революцию в октябре. Если вас не раздавят противники революции, то вы создадите небывалое общество и будете строить коммунизм... Какие вы счастливые, как бы я хотел быть с вами и строить это новое общество”.

Советское правительство не забыло о пламенном революционере. И назначило пенсию в 100 золотых рублей. Огромная сумма, по тем временам. И вскоре вновь переселяется поближе к России, в китайский город Тяньцзинь.

"Назрело время, когда мне пора закончить свое кругосветное путешествие возвращением домой..." -- писал он. Готовясь к отъезду, Судзиловский даже планирует написать что-нибудь для белорусского журнала "Полымя", которому некогда обещал статью...

Наконец, в 1930 году восьмидесятилетним старцем решил он отправиться в длинный путь, сообщив об этом самарским родным. Прервала поездку внезапная болезнь - воспаление легких. Смерть настигла его 30 апреля на вокзале в чужом китайском городе Чунцыне.

Николай Константинович Судзиловский-Руссель умер, по словам современников, еще крепким и бодрым. Согласно китайскому обычаю, его младшая дочь зажгла кремационный костер.

Необыкновенная судьба необыкновенного человека. Как широчайший кругозор, интеллект, гуманизм, его называет Новый философский словарь «Последним энциклопедистом 19 века», как все это сочеталось с кровавыми планами убийства царя, попыткой ввергнуть Россию в чудовищную гражданскую войну японо-американским руками еще в 1906 году, непонятно.

Патриот России? Несомненно. Враг России? Тоже, без сомнения. И удивительно, что это один и тот же человек.

Владимир Казаков

Начало здесь: http://news.ap-pa.ru/news/i2972-sudzilovskij-byl-pervym-prezidentom-gavajskoj-respubliki.html

 

 

 

 

 



Другие новости


Андрей Быструшкин: Что мне не нравится на Западе
Музыкально-патриотический фильм ДОНБАСС ЗА НАМИ
Олег Морозов: Уроки выборов. Крах

Новости портала Я РУССКИЙ