Продолжение мемуаров питерского художника Анатолия Сивкова о Сибири

Продолжение мемуаров питерского художника Анатолия Сивкова о Сибири

14/08/2021 21:50

Москва, Владимир Казаков специально для AP-PA.RU Трагические истории жизни семьи покойного питерского художника Анатолия Сивкова в Сибири.

 

Семья Мирона Ивановича Малышева выжила в первую зиму в Васюганье. Вскопали весной огороды, посадили пшеницу, избушки построили, можно жить. Андрей, 21 год, затосковал, зазноба Клава снилась ночами, и днём не отпускала. Сказал отцу - тот, плыви, сынок!

Ссыльно-поселенцам не разрешалось удаляться от места поселения, только по разрешению коменданта, и то за дальний кусток. Но уж больно сильно хотелось обнять Клашу! Выдолбил Андрей лодку долблёную, на двоих, мешок харчей и поплыл, сначала по Васюгану, дальше по Оби. Течение Оби против, грёб поближе к берегу. Поневоле ночевал на берегу, в лодке только грести, снесёт. Ставил фитиль с открылком на время ночлега, этой рыбой и кормился.

Я грубо по карте прикинул - не меньше полтыщи километров по воде! Начало мая было, вода в Оби бешеная, грести надо! Догрёб, деревня Малышево Сузунского района Новосибирской области. Пока женихался, то-сё, лето прошло. И никто на него не донёс, а то бы с кандалами повенчался. А зазноба - Клавдия Ивановна, вышла за него тут же, любовь!

Но всё как положено, сваты, свадебка, попа не посаженного в лагерь нашли, повенчались. И поплыли Андрей и Клавдия в своё свадебное путешествие, из Сибири в Сибирь...Выплывали на середину Оби и Обь их несла, молодожёнов.

Утыкались в берег, опять гребли на стрежень, и великая река несла маленькую человеческую любовь, я им завидую. Потом Клавдия Ивановна и на фронт, а сначала просто в армию по призыву отправила своего Ондрюшу, так она его звала, а потом ждала, и он вернулся, в отличие от двоих братьев родных, младших, Архипа и Петра. Детей им не было дано, воспитывали и кормили-поили Толика, Анатолия Архиповича, племянника, и гордились его успехами, родное дитя.

Стал Анатолий Архипович Малышев большим начальником железнодорожным, гуляли избранной компанией на выезде-контроле, и все сгорели в начальственном вагоне. Горевали Андрей с Клавдией всю жизнь потом. Андрей Миронович был крёстным отцом моего отца, и я звал его "крёстный", а тётю Клаву "крёстной".

Из Васюганья они перебрались в Сузун, построили большой дом, держали много гусей, рядом река Сузунка и бывший аэродром, пасись, не хочу! Ондрюша всю жизнь был плотник, моему отцу размечал дом, ставил его. Про войну помню его рассказ.

Срочную службу тянул он на Дальнем Востоке, в октябре сажают в эшелоны и без остановок гонят на запад, понятно куда,41 год. В поле высаживают, идут они рядом с дорогой, а навстречу по дороге отступающие, кто-то и без оружия, рваные, раненые.

Дальневосточники, называй сибиряки - в полушубках, в валенках, на лыжах и с автоматами. "И вот эти на нас с кулаками - где вы, суки, были!"- вспоминал Андрей Миронович."Молчим, идём, а самим обидно - вы то от фронта идёте, а мы на фронт!". Воевал Ондрюша и под Ленинградом, и под Калининградом, понятно, Кёнигсбергом, жив вернулся.

"Крёстная" ещё в 60-е годы мне говорила с обидой: "Жили в ссылке и голосовать даже не имели права, а война началась, пригодились, каждый второй наш мужик сгинул!". Андрей Миронович дожил до 94-х лет, крепкая порода.

Анатолий Сивков.

 

Начало здесь:Ассоциация Просвещенного патриотизма — Пронзительные воспоминания о сибирской родне художника Анатолия Сивкова. Продолжение (ap-pa.ru)

 Ассоциация Просвещенного патриотизма — Моя родня - сидельцы -2. Продолжение мемуаров художника Анатолия Сивкова (ap-pa.ru)

 

Ассоциация Просвещенного патриотизма — Моя родня - сидельцы. Из мемуаров художника Анатолия Сивкова (ap-pa.ru)

 

 

Картины Анаталия Сивкова.



Другие новости


Олег Морозов: Уроки выборов. Крах
Галина Бурденко: Поэт-политик Данте Алигьери
Олег Морозов: И снова о коленопреклонении...

Новости портала Я РУССКИЙ