Дмитрий Епишин: К столетию ВЧК-КГБ

Дмитрий Епишин: К столетию ВЧК-КГБ

20/12/2017 10:00

Москва, Дмитрий Епишин специально для AP-PA.RU Обозреватель AP-PA.RU о хороших тенденциях в российском обществе и юбилее ВЧК-КГБ-ФСБ.

                                                                                                   К столетию ВЧК-КГБ

 

В России есть хорошая новость. Впервые за сто лет масса самовлюбленных и безответственных болтунов  в стане отечественной интеллигенции перестала быть критической. Она уже не сможет  сотворить со страной того, что сотворила в 1917 и в 1991 году. Она сдулась и ушла на второй план. Ее  капища  ограничиваются «Эхом Москвы», «Новой газетой», «Дилетантом»  и еще несколькими информационными ресурсами, а остальная журналистская и писательская  братия  потеряла желание подхватывать ее камлания. Профессиональные « борцы с системой»  потеряли ориентиры. Записные ненавистники режима не знают, к чему призывать. Нет, нет, они знают, что нужно бы призывать к устранению В.Путина, только вот  привычного направления дальнейшего движения у них теперь нет. Их призывы  двигаться на Запад попали в категорию товаров «второй свежести». Запад провонял всеми пороками и преступлениями, которые только можно выдумать. А другого пути они не знают.

Я начал  этот материал, посвященный столетию  ВЧК-КГБ именно с этого обстоятельства, потому что за сто лет своего существования органы  безопасности имели только одно  поражение - поражение от армии внешних и внутренних антисоветчиков, развалившей СССР. Это была не их вина, потому что их предали руководители государства. Тогда советским разведчикам и контрразведчикам было совершенно очевидно, что  реализуется совместный план западных спецслужб и советской «пятой колонны» по демонтажу социалистического государства.  

Они были готовы приступить к восстановлению конституционного порядка в стране по первому сигналу, но этому не суждено было состояться в силу  малодушной позиции  Председателя КГБ В. Крючкова, которого ситуация поставила перед историческим выбором. Он должен был взять на себя лидирующую роль в ГКЧП и организовать  подавление контрреволюции. Но В. Крючков не дорос до такого решения как личность. Он не осознал собственной  ответственности  перед миллионами советских людей, неимоверными страданиями  и кровью построивших государство  социальной справедливости, которое недопустимо было отдавать на распыл открытым и срытым врагам. Зацикленный на бюрократических играх разум В. Крючкова  оказался неспособным к осмыслению исторического императива, а воля его оказалась слишком вялой для мужественных решений.

Страна откатилась на многие десятилетия назад и откат этот до сих пор сопровождается страданиями миллионов граждан. В. Путин имел все основания сказать, что это было исторической катастрофой.

Но этот жестокий урок не прошел зря. Общество больше не позволит себе повторения случившегося и в этом заключается качественно новая ситуация.  Сегодня действия ФСБ по локализации антиобщественных проявлений поддерживаются людьми. И если бы к нам сегодня прилетело из прошлого  завывание покойной В. Новодворской о «кровавой гэбне», то его не приняли бы всерьез. Тем более, что эти действия  строго укладываются в рамки закона. Кажется, мы, наконец, поняли, что «майданить» себе дороже. Майданные  волны выносят на поверхность агентуру противника, преступников и сумасшедших (или в русском варианте алкоголика), но никогда не приводят к разумному переустройству общества.

Заметим походя, что украинский урок нам тоже идет на пользу.

Что лично я хочу вспомнить в день столетия ВЧК-КГБ? В первую очередь своих товарищей по оружию и наших предшественников начального периода советской власти. По- человечески все мы оказывались в одной и той же ситуации – от нас, обычных людей, требовалась преданность делу и самоотдача вплоть до способности  жертвовать собой. Не каждый был способен на это, люди отсеивались, но ядро органов безопасности формировалось именно из такой породы, и будет формироваться всегда, потому что это императив профессии. Также, как и во многих других профессиях, требующих особых качеств.

Хочу пожелать сегодняшним чекистам выстоять под валом хулы и клеветы, который говорит лишь об одном – о том, что враг их боится.

Вспомним исторические эпизоды.

- ВЧК обвиняют в «красном терроре» периода гражданской войны, хотя малочисленность этой организации в ту пору никак не  соответствовала размаху насилия с обеих сторон. «Красный террор» осуществляли вооруженные солдаты и матросы под руководством партии. И он был ответом на насилие со всех других сторон.

Постоянно вспоминаю  историю своей малой родины тех лет. В 1916 году Лукояновский уезд Нижегородской  губернии захлестнула  волна вооруженных дезертиров, бежавших из окопов Первой мировой. Вернувшись домой, бывшие землепашцы увидели  голод и страдания своих семей, каких не видели никогда. В то же время  помещичьи семьи, сдававшие землю солдаткам в аренду, жили вполне сносно, если не сказать, припеваючи. Не успела до  уезда докатиться весть о свержении царя, как вооруженные крестьяне пошли грабить помещиков. Грабеж был страшным. Погибли все помещичьи семьи, которые не успели сбежать. За исключением одной. У русского человека должен быть в уме хотя бы один «добрый барин». Вот он и остался в живых. Остальных на вилы и к стенке.

Я напоминаю о степени ожесточения, которая царила в стране в момент прихода к власти большевиков и начала работы ВЧК.

Была ли эта работа особенно жестока и не нужна на фоне происходившей вакханалии?

- Притчей во языцех стал террор со стороны органов безопасности 1937-38 годов. Отрицать имевшие место злоупотребления  глупо и ненужно. Машина органов безопасности всегда тесно увязана с волей власти, в том числе с волей единоличного  правителя, которая в специфических условиях политической борьбы трансформировалась в  волю узкой группы партийного руководства.

По-настоящему серьезно следует ставить вопрос о том, почему Октябрьская революция пожрала своих детей, и было ли это исключением на фоне общей картины революционных событий 19- 20 веков?

Разве французы винят тех, кто строил и массово использовал гильотины  по решению  потерявших разум  вождей Великой французской  революции? Ведь  в не столь многочисленной Франции 30 тыс. отсеченных голов  также смотрятся как массовый террор.

И почему мало кто задается вопросом, сколько чекистов не приняло нарушений закона  во время  массовых репрессий и сами пошли под нож? Страшно смотреть на кадры расстрелов на Бутовском полигоне. Страшно увидеть в таежной чаще остатки лагерей прошлой эпохи. Страшно читать воспоминания  легендарного разведчика Дмитрия Быстролетова о тех кругах ада, которые он прошел в сталинских лагерях.

Это реалии, за которые органы НКВД стали главными ответчиками. Но политические организаторы репрессий  от расплаты ушли и дожили свой век вполне благополучно.  

Эта история  рвет душу на куски, но  признаемся, она наполняется восторгом, когда теплоход выходит на просторы московского водохранилища, созданного во время строительства канала им. Москвы  руками заключенных. Здесь были поля и овраги,  бездорожье и перелески. А сейчас безбрежная водная гладь, гарантирующая связи столицы со страной в любую, даже самую лихую годину.

И проглотив горечь, хочется воскликнуть: слава тебе, советская власть! Ты создавала государство через страдания своих граждан, через сопротивление бывших и  возненавидевших. Но ты создавала то, чего  требовало будущее великой страны.

А чекисты были  при этом  всем. Как помощники и соработники. Порой неумелые, порой неумные, порой жестокие и свирепые, но верные своей стране. Дети своего времени.   

Много сказано о героизме чекистов во время Великой Отечественной войне. Мне, молодому сотруднику пришлось начинать свою работу в КГБ  еще в тот период, когда  работали ветераны войны и услышать многое, о чем не написано в книгах, рассказанное обыденным языком профессионала.  Как рассказывают о  работе других профессий. Иногда  даже с улыбкой. Самое главное, что я вынес из этого общения –  необыкновенное, естественное мужество этих людей и уверенность в правоте своего дела. На самом деле, они были солью земли, которую нельзя поработить. 

Хочу с благодарностью склонить голову перед нашим предшествующим поколением, благодаря которому была создана  атомная бомба и ракетный щит родины.

Они незримо стояли за Курчатовым и Королевым,  точно также, как и эти ученые, отдавая свои силы решению невероятно сложных задач. Советская разведка  совершила подвиг в  деле создания  современной обороны страны и пока не написаны книги и не поставлены  фильмы об этом подвиге.

Не подвело страну и мое поколение, попавшее в дикий замес на работе за рубежом в период «перестройки» и разрушения державы. В тот трагический момент ни одна резидентура не остановила и не ослабила своей деятельности, а в многотысячном коллективе разведчиков нашлись лишь единицы запутавшихся и слабодушных, предавших свою страну.

Сегодня  разведка и контрразведка имеют достойное молодое поколение. Довольно часто публичные деятели,  больные коммерческой ментальностью, обвиняют наши современные  спецслужбы в «коммерциализации» и «коррупции». Это либо сознательная ложь, либо скверное заблуждение.  Человеческие слабости могут проявляться и со стороны  сотрудников спецслужб, но существующий  для них закон неотвратим. За такие слабости последует неотвратимое наказание, а сама служба неколебимо стоит на страже интересов общества.

И самое главное. Работа ВЧК-КГБ всегда воспринималась в народе как часть общего дела.

На том и стоим.

Дмитрий Епишин, генерал-лейтенант СВР в отставке. (срок службы 1970-2010 гг.), заслуженный сотрудник органов внешней разведки, член Союза Писателей России, член Союза журналистов Москвы, член Исторического клуба СЖМ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Другие новости


Дмитрий Епишин: Зачем было нужно 11-ое сентября?
Дмитрий Епишин: Зеленый леденец для Зеленского
Дмитрий Епишин: Вряд ли нужно полагаться на договоренности с талибами...

Новости портала Я РУССКИЙ