Александр Палладин. "Под дробь барабанов войны". Отрывок. Рейган и его безумное окружение

Александр Палладин.

26/03/2018 00:47

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU Вернувшись в 1982 года из турне по Латинской Америке, Рейган сказал: "Я столько всего узнал. Вы удивитесь, но Латинская Америка — это множество отдельных стран.

Александр Палладин «Под дробь барабанов войны». Отрывок

В ноябре 2016 года избрание Дональда Трампа 45-м президентом США вызвало взрыв энтузиазма в рядах американских неоконсерваторов. Многие из них так или иначе были связаны с администрацией 40-го главы Белого дома — Рональда Рейгана, которого они боготворят ещё и за то, что он создал предпосылки для превращения Соединённых Штатов в единоличного властелина мира. Самое время поэтому вспомнить, как этого добивался бывший голливудский актёр, став главой государства.

Вселившись в Белый дом, Рональд Рейган с места в карьер принялся добивать остатки конструкций, из которых с огромным трудом удалось выстроить более или менее прочный остов советско-американских отношений. Предшественник Рейгана — Картер подвёл под них, а потом и взорвал мощный фугас в виде лицемерной кампании в защиту прав человека, усилив её санкциями в ответ на наши действия в Афганистане. Его же преемник и вовсе объявил всеобщую мобилизацию на необъявленные войны по всем азимутам, прежде всего — против нашего государства. «На первой же своей пресс-конференции он (Рейган — А.П.) выступил с резкой антикоммунистической речью, перечеркнувшей 20 лет прогресса в направлении разрядки напряжённости и попыток покончить с “холодной войной», — говорится в книге Оливера Стоуна и Питера Кузника «Нерассказанная история США».

При этом, читаем в том же произведении, «малообразованный, но очень религиозный и консервативный, Рейган уделял мало внимания политике и тем более её деталям. Его вице-президент Джордж Буш-старший признавался советскому послу А. Ф. Добрынину, что поначалу взгляды Рейгана на международные отношения были "просто несусветными". Добрынин писал, что Буш "был ошеломлён тем, насколько Рейган находился под влиянием голливудских клише и идей его богатых, но консервативных и малообразованных друзей-калифорнийцев".

Многих приближённых Рейгана шокировало и его невежество. Вернувшись в конце 1982 года из турне по Латинской Америке, Рейган сказал репортёрам: "Я столько всего узнал… Вы удивитесь, но Латинская Америка — это множество отдельных стран". (В ходе того же турне, читаем в той же книге, "Рейган оскорбил принимавших его бразильцев, поприветствовав их как "народ Боливии" — А. П.). Спикер палаты представителей Тип О’Нил, проработавший в конгрессе 35 лет, сказал, что Рейган — "самый необразованный президент из всех, кого я знал". Как бы то ни было, сороковой президент США призвал на службу в Белом доме целую когорту людей, отличавшихся друг от друга лишь степенью одержимости идеей мировой гегемонии.

Символично, что пост обер-дипломата поначалу занял профессиональный военный с опытом участия в Корейской и Вьетнамской войнах, верховный командующий силами НАТО, четырёхзвёздный генерал Александр Хейг.

Госдепартаментом он командовал лишь полтора года, но и за столь короткий срок успел отличиться публичным заявлением о том, что «есть вещи поважнее, чем мир», и предложением сделать в Европе «предупредительный ядерный выстрел». На его фоне, по мнению многих, даже министр обороны КаспарУайнбергер выглядел «голубем».

Сменивший Хейга Джордж Шульц, хоть и слыл умеренным деятелем, был ярым сторонником вторжения в Никарагуа.В мае 1983 года он заявил:«Мы должны вырезать никарагуанскую раковую опухоль» (иными словами, свергнуть правительство сандинистов, избавивших свой народ от диктатуры клана того самого Сомосы, которому 45 годами ранее президент США Франклин Рузвельт выдал индульгенцию фразой «Хоть он и сукин сын, но он — наш сукин сын»). Как выразился обозреватель газеты «Нью-Йорк таймс» Бернард Гверцман, «мы слушаем Шульца, а слышим Хейга». Однажды, решив скоро­тать время в аэропорту, почтенного вида и возраста госсекретарь встал за пульт видеоигры «Интервенты». Несколь­ко минут спустя глава дипломатического ведомства США ликую­ще оповестил сопровождавших его журналистов: «Сбил пять русских МиГов!».

Упивалась войной на дипломатическом фронте и любимица Рейгана Джин Киркпатрик, сочинившая трактат в оправдание союза Соединённых Штатов с кровавыми диктаторами и тиранами. «Консервативный демократ и политолог из Джорджтауна, она поддержала Рейгана из-за его дремучего антикоммунизма, — говорится всё в той же книге. — В награду Киркпатрик назначили послом США в ООН». Числясь высокопоставленным дипломатом, она, как и Шульц, ратовала за свержение правительства Никарагуа и стала крёстной матерью никарагуанских «контрас», которые нарекли её именем одну из своих банд.

Заодно Дж. Киркпатрик призывала «навести порядок» во всей Центральной Америке, то есть действовала в унисон с главой ЦРУ Уильямом Кейси, который — ещё одна цитата из «Нерассказанной истории...» — «по словам Роберта Гейтса (занимал руководящие должности в Центральной разведке США — А. П.), пришёл в ЦРУ, чтобы  "развязать войну против Советского Союза". А вскоре и в главном шпионском ведомстве появился деятель по фамилии Киркпатрик, занявшийся «наведением порядка» в Центральной Америке.

Рейган, считавший, что «наши поступки должны дать всем понять, что американцы — это высокоморальные люди… и всё, что они делают, они делают на благо всего мира» (ещё одна цитата из книги Стоуна и Кузника), всё это поощрял и покрывал. При нём воспряло духом Центральное разведывательное управление, чья репутация была изрядно подмочена десятилетием раньше в результате громких провалов и разоблачений. Глава ЦРУ У. Кейси пользовался особым расположением хозяина Белого дома.

Ещё одним фаворитом Рейгана был работавший в Белом доме подполковник Оливер Норт. На пару с Кейси он разработал хитроумную схему нелегальных операций в обход конгресса.

Через израильских торговцев оружием США стали по заоблачным ценам поставлять ракеты своим врагам в Иране, расходуя прибыль на финансирование «контрас». Посредниками зачастую выступали наркодельцы, взамен получившие заверения, что впредь американские стражи закона будут смотреть на их деятельность сквозь пальцы. В результате численность «контрас» достигла 15 тысяч.

Рейган так не чаял в Норте души, что и слушать не пожелал главу собственной администрации, когда тот предложил отмежеваться от высокопоставленного авантюриста, спровоцировавшего громкий скандал — «Ирангейт». Дело запахло судебным разбирательством, и причастные к нему принялись уничтожать улики и сваливать вину друг на друга.

Но это уже другая история.

…Лишь на 72-м году жизни узнав, что «Латинская Америка — это множество отдельных стран», Рейган с присущей ему бесшабашностью (в американской прессе его часто сравнивали с ковбоем, а наша современная молодёжь назвала бы его безбашенным) взялся вершить судьбу тех народов западного полушария, на кого пало подозрение в симпатиях к «красным». При этом (ещё одна цитата из «Нерассказанной истории США») вникать в подробности ему было лень: «Американский посол в Никарагуа и координатор по борьбе с терроризмом Энтони Куэйнтон вспоминает, как его вызвали к президенту в самом начале деятельности новой администрации: “Я информировал президента в присутствии вице-президента, директора ЦРУ, директора ФБР и нескольких членов СНБ. На протяжении всего заседания президент жевал драже, потом задремал. Это было чёрт знает что».

Вздремнув сном агнца, Рейган выдал карт-бланш на очередную авантюру против Никарагуа.Делалось это как чужими руками, так и руками агентов и сотрудников ЦРУ, с теми же целями наводнивших Коста-Рику и Гондурас.

Как и в 1961 году, когда ЦРУ руками своих наймитов попыталось свергнуть революционную власть на Кубе, Гондурас превратили в плацдарм для разбойных набегов. Оттуда специалисты ЦРУ и Пентагона совершали налёты на Никарагуа, тогда как выпестованные американскими специалистами по «мокрым» делам головорезы устраивали расправы над жителями самого Гондураса, занимались контрабандой наркотиков, а заодно… планировали взорвать посольство США в Коста-Рике и убить американского посла в Колумбии. Но им всё сходило с рук.

Подготовка «контрас» велась также на территории CША. В необъявленной войне против Никарагуа использовались и частные фирмы, то есть наёмники. Их собирательный образ дал журнал «Ньюсуик», напечатав рисунок пирата с автоматом в руках и с пу­лемётом и гранатомётом у ног. А за спиной у него — знамя с изображением черепа в берете десантника с надписью: «Кроши всех подряд, а господь разберётся!».

Порой имена участников диверсионно-террористических операций становились достоянием гласности. Несколько лет спустя был пойман с поличным и вовсе экзотический персонаж — известный в прошлом американский спортсмен, призёр летней Олимпиады 1960 года в Риме Сэм Холл по кличке Сэмбо.

Сквозь мощную белодомовскую пропаганду, убеждавшую сограждан в том, что крошечная, едва сводившая концы с концами Никарагуа представляет собой смертельную угрозу для США, редкие голоса здравого смысла едва пробивались и на политику Вашингтона никак не влияли. Рейган продолжал стращать сограждан угрозой «потерять» всю Центральную Америку, которую в США привыкли считать своей вотчиной. В результате «мягкое подбрюшье» Соединённых Штатов, как Белый дом называл тот же регион на публике, попало на мушку вашингтонских блюстителей высокой морали всё целиком.

Поначалу в конгрессе эти планы вызвали замешательство, и тогда Белый дом предпринял психическую атаку на законодателей. Как водится, начали с артподготовки. К пропаганди­стским орудиям встали наводчики из госдепартамента и Пентагона. «На карте — националь­ные интересы США», — открыл пальбу помощник госсекретаря по межамериканским делам Томас Эндерс по прозвищу «палач Камбоджи» (так его прозвали сослуживцы: в годы «грязной войны» в Индокитае Эндерс занимал второй по значимости пост в американском посольстве в Камбодже и, по свидетельствам очевидцев, проявлял прямо-таки дьявольскую выдумку в том, что касается методов истребления непокорных «туземцев». Ему, в частности, приписывают сомнительную славу изобретателя «ковровых» бомбёжек. Во всяком случае, сей «дипломат» лично определял цели для воздушных налётов на беззащитное население страны своего пребывания).

«Не подкинем Сальвадору срочную военную помощь — пиши пропало, страна погрязнет в анархии», — послал вдогонку снаряд сановник воен­ного ведомства Нестор Санчес. И снова навёл пушку Эндерс, метя несговорчивым законодателям в самое сердце: «Наши друзья из сальвадорской армии очень расстроятся, если мы не пойдём им навстречу». А чтоб конгрессмены не смели высунуться из окопов, «палач Камбоджи» обрушил на них беглый огонь: «Сегодня — Сальвадор, завтра — Гватемала, за ними — Коста-Рика, Гондурас, Панама и, наконец, Мексика. Тем, кто ещё не проникся осознанием надвигающейся катастрофы, со­ветую взглянуть на карту».

 

Том Уикер, обозреватель «Нью-Йорк таймс», так и сде­лал. Увидел он, однако, совсем не то, что Эндерс. На карте Центральной Америки, как её рисовали вашингтонские стратеги, маститый газетчик разглядел отчётливые контуры... Индокитая, где десятилетием раньше Соединённые Штаты тоже оправдывали свои действия пресловутой «теорией домино». Аналогия с Индокитаем Уикеру (и не только ему) пришла в голову ещё и потому, что «наведением порядка» в Центральной Америке, кроме Эндерса, занялась группа чиновников, втянувших США в болото «грязной войны» и жаждавших реванша за бесславно закончившуюся авантюру. В конце концов они взяли верх, и Сальвадор погрузился в пучину жутких репрессий, осуществлявшихся под руководством очередного сукина сына Белого дома — Роберто д’Обюссона.

 

Между собой американцы называли его патологическим убийцей либо Бобом-паяльная лампа (BlowtorchBob) — как напоминание о практиковавшихся им и его подручными пытках. Соотечественники же переименовали д’Обюссона в Роберто Эскадрон в память о том, что он командовал «эскадронами смерти».

 

Александр Палладин

 

 

 

Фото с сайтов     Independent.co.uk Kpbs.org     Commons.wikimedia.org          Oplib.ru         Portalwiedzy.onet.pl       Psychonaut.lycaeum.org

 



Другие новости


Дмитрия Полякова-Катина: Глава из романа Эпицентр
Китайская провинция Шаньдун будет развивать спортивное сотрудничество с Беларусью и Россией
Речь Пьера де Голля, внука генерала де Голля

Новости портала Я РУССКИЙ