Андрей Самохин: От Тутаева к Романову — мост над рекой забвения

Андрей Самохин: От Тутаева к Романову — мост над рекой забвения

18/07/2021 00:55

Москва, Андрей Самохин, NEWS.AP-PA.RU Интереснейший проект - Музей духовной истории и культуры Романова- Борисоглебска, который воплощают в жизнь энтузиасты из АНО «Студии «Другое Небо». 

 

 

В наше время сугубой коммерциализации всего и вся, забвения  корней, а с другой стороны — бесконечного  иждивенческого нытья, как бы, в естественный противовес этим процессам то тут, то там рождаются волонтерские инициативы и проекты, утверждающие иную форму бытия.

Они стремятся вопреки мейнстриму приземленного «здравого смысла», покорного равнодушия распада прорастить на полумертвой сухой почве ростки сопричастности родной истории, духовной преемственности поколений. Тем самым - меняя общественную атмосферу и оживляя души современников.

Одним из таких проектов можно смело назвать Музей духовной истории и культуры Романова- Борисоглебска, который ныне пытаются воплотить в жизнь в одноименном городе (ныне Тутаев) энтузиасты из некоммерческой АНО «Студии «Другое Небо». Беседуем  с директором студии Викторией Фоминой.

Сперва стоит немного пояснить: сама эта студия — организация весьма нетривиальная. Определив ее пятнадцать лет назад как «мастерскую исследований визуализации смыслов»,  создательница Студии доцент МГППУ, преподававшая во ВГИКе режиссер, сценарист, кандидат искусствоведения Виктория Фомина с тех пор постоянно расширяет сферы деятельности от первоначального - создания видеофильмов православного направления.

К слову, этих фильмов уже  более десятка, некоторые получали награды международных и гран-при фестивалей христианского кино, а два - «Пространства жизни» и «Башня» -  входят в учебную программу университетов. В качестве личной инициативы Виктория вместе с режиссером студии Максимом Ореховым и коллегами несколько лет собирали и отвозили гуманитарную помощь в Свято-Ольгинский женский монастырь при Онко-центре осажденного Луганска.

Пять лет назад Студия АНО «Другое небо» начала выпускать изысканно сверстанную уникальную серию брошюр «Акафисты и предания», среди который несколько изданий о святынях города Романова, основанного в XIII веке Углицким князем Романом Владимировичем, впоследствии канонизированным.

Волею судеб, а лучше сказать Промыслом Божьим очутившись в этом волжском старинном городке Ярославской области, она была очарована глубокой духовной рекой, текущей от истоков этих мест до наших дней. По контрасту ее поразило  вопиющее оторванность истории города Романова от нынешнего Тутаева и  тутаевцев. Так — вроде бы случайным сопряжением обстоятельств родился проект необычного музея-культурного центра в Тутаеве — в его старой части на левом берегу Волги.

-  Виктория, как и почему вы очутились в Тутаеве, почему связали значительную часть своей жизни с этим малоприметным на карте России городом?

-  В Тутаев, точнее в Романов-Борисоглебск, нас с детьми пригласил Илья Комов – замечательный художник экспрессионист, который впервые побывал здесь на практике студентов Суриковского института, а потом купил здесь дом и так вдохновился этим городом, что даже в Париже скучал по волжским пейзажам.

Илья не только нас – десятки людей со всего мира приглашал сюда в гости: многие крестились в Волге, некоторые покупали здесь дома. Место красивейшее - пейзажи эти вдохновляли Бориса Кустодиева и наших современных художников. Здесь на Крестном ходу я встречала президента Британской корпорации, сюда приезжают галерейщики из Цюриха и Парижа. Здесь я познакомилась с племяницей  Марины Влади и увидела из окна свою вгиковскую студентку, приехавшую на пленер…

Дело не только в красоте, здесь на Левом берегу находится могила архимандрита Павла (Груздева) старца и чудотворца, к которому при земной жизни ездили за советом академики Курчатов и Зельдович, духовенство и множество простых людей, конечно. И до сих пор за тысячи километров люди едут к нему за помощью. Отец Павел говорил своим чадам: «Кормите людей и этим спасетесь».

Так и сложилась специфическая гостеприимная атмосфера этого города, характерная не только множеством церквей и поэтическими волжскими пейзажами, но и долгими многолюдными трапезами. Когда мы приехали сюда, моя младшая дочка Маша, страдающая в Москве от недостатка солнца и недомоганий, буквально расцвела. Я просила об этом отца Павла на его могиле.

-  Отец Павел  помог?

- Несомненно помог милостью Божией. Он вообще чудесные вещи творит – как-то по дороге к его могиле моя Маша испугалась лягушек и стала молиться: «Батюшка Павел, помоги!» Шел летний дождь и на кладбище этих беспозвоночных такое множество было, что казалось, каждый камень подпрыгивал. А после молитвы все куда-то делись – ни одной.

Только на обратном пути, когда мы уже к машине подходили, одна лягушка взмыла в воздух перед Маниными коленками – словно на память. Чудо с лягушками - зримый пример, хотя здесь творятся дела куда существенней этого. Художник Илья Комов говорит, что здесь рекордное число чудес на квадратный метр. В общем, мы с детьми стали молиться, чтоб отец Павел помог нам купить дом в этом святом месте.

-  Святыни уже давно возлюбили эти места?

- Еще как. Здесь живет образ Спасителя размером с большое окно в Воскресенском соборе. Отец Павел говорил, что хорошо под ним три раза «просочиться» – то есть проползти под иконой в храме или под носилками на Крестном ходу, когда икону с трудом проносят по всему городу двадцать пять мужчин. В Романове также обретается чудотворный образ Божией матери «Прибавление Ума» - кстати, первый Акафист мы издавали в Его честь.

Сюда 300 лет назад чудесным образом была привезена Казанская Ярославская икона. Матерь Божья благословила воздвигнуть в ее честь монастырь, но этого не произошло, более того – вскоре во время войны жители города об иконе вообще забыли. Ее спас литовец, который с вражескими войсками пришел  на этот город.

- Многих  неприятно удивил тот факт, что жители Тутаева на городских референдумах дважды не захотели возвращения исторического названия... Кажется для многих «Тутаев» не фамилия  красноармейца, убитого в стычке при темных обстоятельствах, а некий благозвучный топоним...

- Наверное так, люди говорили: «Романовых много – а Тутаев один». Я не думаю, что это от бесчеловечности – скорее от незнания истории. Кстати, говорят, родная мать этого красноармейца в свое время очень удивлялась, зачем город назвали в его честь. Возможно был бы музей - думали бы иначе. Важно, чтобы горожане  знали про святых покровителей, начиная от благоверного князя Романа Угличского.

Сейчас помнят , в лучшем случае, про уроженца здешних  мест адмирала Федора Ушакова - святого праведного воина, чьи мощи привозили в прошлом году из Санаксарского монастыря в большой деревянной ладье и весь город шел на поклонение. Менее известно, что настоятелем монастыря был его святой родственник Федор Санаксарский, который также родился неподалеку. И совсем уж единицы из местных жителей знают что-либо о новомучениках романовских.

Когда мы издавали про них календарь, то искали изображения везде. Но даже в Православной энциклопедии  о них - ни слова. Этих священников Романовских в 1920-30-е вели по городу под плевки горожан, многих прежде чем убить мучили: избивали, носы отрезали. А их жены и дети потом голодали и некоторые отрекались от них, выбрасывали, сжигали вещи репрессированных. Поэтому и фотопортретов практически не сохранилось…

Есть иконы  святителя Вениамина и протоиерея Михаила Белороссова, изображения исповедника Георгия Седова – старосты Воскресенского Собора (его мощи ныне там в левом пределе покоятся);  у отца Иакова Архипова родственники приезжают в дни его памяти. Мы почти не обнаружили фотографий священномучеников Петра Попова и Николая Розова, Иоанна Дунаева. Потом их образы, единожды написанные, нашлись в Соборе в реставрационных мастерских. Недавно я  увидела эти иконы в Центральном пределе храма – слава Богу!

Если бы большинство нынешних горожан знали бы об этих своих земляках, то вряд ли столь дружно захотели бы по прежнему оставаться тутаевцами. Тут уместно привести такой образ. Между двумя исторически сложившимися частями города по двум берегам Волги - Романовым и Борисоглебском  до сих- пор нет моста – ходит паром и лодки. Также вот и нет духовного моста, между Романовым и Тутаевым. И это не вина, а беда нынешних тутаевцев, которую  мы хотели бы исправить, начать исправлять деятельностью нашего музея.

-  Музей, как мост памяти через ров забвения - это интересно. Расскажите немного  о доме, где предполагается создать этот центр- его интерьере,  истории, современном состоянии..

-  Наш дом – это усадьба купца Колчина – памятник архитектуры начала ХХ века. Строение деревянное в два этажа, порядка ста квадратных метров. В нем в 1910-х жил первый фотограф Романова-Борисоглебска Иван Пудович Козлов, знакомый со знаменитым С.М.Прокудиным-Горским. Удалось раскопать некоторые его работы – интересный портретист он был! После революции его с семьей выселили из дома, они жилив бедности и естественно потеряли права наследования.

Нам пришлось несколько лет документы оформлять, если бы не квалификация нашего замечательного юриста Ярослава Вишневского, наверное, не справились бы. Сейчас документы полностью оформлены и наша студия там прописана. Самое замечательное, что у Козлова ведь тоже было медиа-пространство своего времени. То есть мы продолжаем начатое дело.

-  Какова ваша концепция музея и культурного центра- что в нем должно быть как постоянная экспозиция, какие действия происходить?

- Концепция проста: картинная галерея с многочисленными видами Романова плюс медиа-пространство, посвященное святым покровителям города и новомученикам. Есть также библиотека, часть которой – наследство достоеведа Юрия Селезнева, другая часть – пожертвования московского Храма Девяти мучеников Кизических. Нужен экран для показов – мы же видеостудия.

Рояль хотим поставить, он  уже есть - будем музыкально-литературные мероприятия проводить, ставить детские спектакли. Художники, обучающие  местных детишек рисованию и живописи, готовы разместить здесь свою студию. Предполагаются также тематические выставки...

А как относится  Рыбинская епархия к вашему проекту, она не хочет сделать его епархиальным?

-  По благословению епископа Вениамина мы издавали Акафисты и он любезно согласился поддержать проект музея-культурного центра своим письмом. Средств же, увы, нет - и мы это хорошо понимаем: в епархии десятки разрушенных храмов, которые первоочередная забота владыки. У нас же частный музей, даже медиа-музей на базе видеостудии. Мы – верующие люди, но не церковное учреждение.

При этом усадьбу купца Колчина освятил игумен Борис (Баранов), а другой клирик - священник Казанско-Преображенской церкви – отец Алексей Силантьев дважды служил здесь молебен и Ангела-хранителя нам в помощь призывал.

-  Ну хорошо, это понятно, а городская администрация не желает поучаствовать?

- Заместитель главы администрации Левого берега Ирина Владимировна Крутикова оказывала моральную поддержку, денег-то нет, как и у Епархии. Но она распорядилась установить на дом табличку «Объект культурного наследия охраняется государством», а депутат Михаил Володарский обещал оказать посильное содействие.

Еще нас поддерживает Центр культуры и туризма «Романов-Борисоглеб» и кинотеатр «Экран», с которым мы сотрудничаем несколько лет в жюри фестиваля «Кино без границ», они также оказали информационную поддержку, за что мы благодарны. Сейчас же надеемся получить Президентский грант по музейной деятельности.

Есть уже местные жители, проникшиеся идеей духовно-культурного центра в доме купцов Колчиных? Помогает ли кто?

- Что касается данного проекта – мы недавно вышли из стадии юридического оформления. Только начинаем ремонтировать дом- недавно вставили окна, укрепили ограду. Но в прошлых проектах нам очень помогали разные люди. Благодаря Георгию Раушенбаху -племяннику покойного академика Бориса Викторовича Раушенбаха - одного из основоположников советской космонавтики  мы сделали фильм о преподобном Макарии и плотнике Александре Капитонове.

Последний фильм о благодатных слепом иноке Иоанне и архимандрите Рафаиле (Баранике) нам помогают делать матушки, приехавшие с Украины, которые построили часовню на месте оскверненного монашеского кладбища. 

В издательских проектах активно сотрудничает с нами Марина Фролова - староста разрушенного Храма Рождества пресвятой Богородицы в селе Теляково. Благодаря ее помощи мы сделали ряд изданий, в частности, Акафист святым Царственным страстотерпцам с удивительной историей воцарения дома Романовых, подвига Ивана Сусанина и монастыря в Домнино. Прихожанка Казанского храма Ксения Никитина также помогала в производстве календаря и инициировала издание Акафиста святителю Луке Крымскому, она попросила большую часть тиража раздать больницам и бедным храмам.

С тех пор мы постепенно перестали их продавать – «Даром получили – даром давайте» - дарим храмам, а они как сами распорядятся. Честно говоря, очень многие люди вносили лепту и в издания, и в поездки в Луганск, даже православные из Швейцарии жертвовали на уголь для отопления монастыря в Красном Деркуле – о все этих людях молятся в святых местах, а мы их имена писали на книжках. Так что и ныне надеемся с Божьей помощью обрести помощников- доброхотов.

Как предполагаете содержать здание, если удастся создание задуманного центра? Билеты продавать?

- Только пожертвования, билеты - нет. То есть, мы принципиально  не хотим превращать проект в коммерческий. Впрочем, некие конкретные мероприятия могут быть платными: фестивали или мастер-классы. Но в основном – экспозиция должна быть бесплатной и библиотека: духовную память не продают. Тем более — тем, кому она должна принадлежать по праву наследования. Даже, если они эту память когда-то растеряли. Мы молимся об успехе этого дела и твердо верим, что Господь поможет.

-  Нечасто доводится встречать столь горячую веру в Горнюю Помощь. Ныне даже многие клирики все больше на кошель, да на «больших людей» надеются…

- Не стоит так, я клириков повидала в том же Луганске. Подворье Свято-Ольгинсткого монастыря, куда ехать по грунтовой дороге разрушенной войной. Там под горой Введенский храм стоит, а дальше лестница в 500 ступеней, по бокам которой часовни в честь каждого дня Страстной седмицы, а на вершине тринадцатиметровый оранжевый Крест и храм Воскресения. Все это чуть ли не своими руками строил настоятель отец Андрей и старшая сестра - матушка Ульяна.

Когда была война, они готовили в котелке, кормили оставшихся жителей, бои дошли до деревни, но у стен монастыря прекратились. Так вот, они жалели, что не удалось все достроить из-за войны!  Тот-же отец Алексей, который в нашем будущем музее молебен служил, окормляет онкологический центр и я слышала, как он всем храмом отмаливает больных людей. 

Людей вдохновенных очень много! Та же матушка Елизавета, настоятельница Исааковой пустыни, которая по бездорожью на пожертвованной «Копейке» пересекая страну, возрождает храмы. Больше 15 лет знаю нашу любимую матушку - инокиню Фомаиду, которая живет без электричества одна на острове в вымершей еще до революции деревне Кожино на родине святого Макария Калязинского. Кстати, мы сейчас книгу ее стихов издаем.

-  Могут ли чем-то помочь вашему проекту имущие благотворители  и неимущие волонтеры?

- Конечно. Будем благодарны за стройматериалы, за денежные  переводы, за оргтехнику и вообще любую технику. Например, очень нужен экран и проектор,  а также за информационную поддержку и молитвы, разумеется!

- Божьей помощи вам и вашему детищу! Нам и впрямь давно уже пора над прошлой советской стремнинойи нынешней либеральной трясиной строить мосты на твердую землю - на Святую Русь...

- Мостом, конечно, Православная Церковь была есть и будет. У нас скорее все-таки лодка – но все равно переправа.

 

Андрей Самохин



Другие новости


Олег Морозов: Уроки выборов. Крах
Галина Бурденко: Поэт-политик Данте Алигьери
Олег Морозов: И снова о коленопреклонении...

Новости портала Я РУССКИЙ