Островский в театре Наций. Катерина по уши в крови, мужик без трусов и адские манекенщицы в платках с хохломой

Островский в театре Наций. Катерина по уши в крови, мужик без трусов и адские манекенщицы в платках с хохломой

17/10/2021 00:03

Москва, Роман Кашин, NEWS.AP-PA.RU Итак, "ГРОЗАГРОЗА" Островского в "Театре наций" (худрук Евг. Миронов, наше все), режиссер некто Евгений Марчелли.

 



И я в роли провинциала в чужом пиджаке в зрительском зале. Сразу скажу, спектакль оставил, в общем, положительное впечатление. По той простой причине, что его создателям было, в общем, положить большой и жирный на зрителей, драму и бедного автора (Островского), который, судя по всему, работал там же в качестве вентилятора поддува. И работы ему, надо сказать, хватало. 

Впрочем, обо всем по порядку.

Разумеется, это гениАААльная постановка. Судите сами (*открывает чек-лист):

— Голая задница? Ставим галочку. Хотя халтура, конечно – актер лишь приспустил штанишки наполовину, но мы с мамой зачли. Авансом, так сказать.

— Обнаженка? Галочка. Хотя тема все-таки не раскрыта я считаю: 5 полуголых тел в бассейне на сцене через зеркало, мокрые маечки, адские манекенщицы в страшных платках с хохломой и трусиках цвета боди, мужской персонаж, снимающий трусы, прикрываясь одеялком... В общем, видно, что люди работали над темой, так что нехай.

— Коитус на сцене? Нууу, ставлю лайк за эффектное приближение к. Но расстегнутые штаны это да, было.

— Расчлененочка? Нууу, Катерина и Бориско часть сцен ходят все в крови после избиений и смывают кровь, обильно брызгаясь (на зрителей в первом ряду). Это искуйсство, быдлаа. Но – сидеть в первом ряду не рекомендую.

— Ломание 4-й стены? Да там полспектакля происходит в зале. Чувствуешь себя клоуном в шапито (но после пары фейспалмов отпускает, из-за контузии естественно). В конце гравгерка (героиня) буквально выпрашивает цветы, стоя в зале. А один раз, вся в крови, сердешная, пролезает по балконам лож. Смотреть на это, ребята, просто физически больно.

— Что еще сказать? Пьеса в новом современном прочтении? А то!

— Современная драма? Уууу, еще какая. Персонажи либо позируют с раздвинутыми ногами, либо носятся по сцене, орут или бьют друг друга. Кстати, броски женских персонажей – выше всяких похвал, чувствуется глубокая проработка образа. Ну то есть прямо по образом об пол. Образиной.

Катерина так вообще беспокойство вызывает, бедняжка лупила себя по голове так, что мне на 8-м ряду больно было. Вот это искусство – верю, верю как себе!

— Наркотики, галлюциногены, мет, кокс, грибочки, потанцевать? Ну а вы-то как думаете, а? Такое на кефире не сварганить, это вам не д'Артаньян, штатный гасконец его Величества... Героиня (ну вы поняли, да?) дважды ловит мощный приход с появлением манекенщиц из ада. Тут осветитель постарался, зачОт

– Смотреть больно, 6 прожекторов, светящие в зрительный зал, плохого не сделают.

— ЛГБТишечко? И, и да, и нет.

К примеру, типичная сцена:

Катерина и Варенька разговаривают о своем, о девичьем, сидя за столом. Варенька, развратно раздвинув ноги (колготки в сеточку) в проститутских туфлях на платформе (может, не проститутские, я не знаю, никого не хочу обидеть, но я такие только в порно видел [Мама, это просто имидж – Да. – Да. – Ел. – Тефтельки с макарошками. – Да, обнимаю. – Нет, не открывай браузер, я сам посмотрю погоду завтра]). Так вот, сидят значицца они и крутят самокрутки с неизвестной травой (ну как бы неизвестной).

Периодически Катенька вспыхивает и вдавливает голову Вареньки в махорку (ну как бы в махорку).

А так сцена ничего, это еще норм. Правда, учитывая, что они с Варенькой периодически очччень нежно друг на друга смотрят, то как-то все...

В целом, образ Катерины дан классический я считаю. Ведь она и в оригинальном произведении впервые появилась в проститутских туфлях, зипуне и платочке? Нет? Ну, не важно... В общем, Катенька наша-то сильно сдвинута по фазе. Крики, истерики, биения головой и кулаками. Так что образ как-то того.

Кулигин там тоже немножко того, блаженненький. Есть сцена, где его ставят на одну ногу с Феклушей (полоумной странницей, которая салтан Махнут и песьеголовые) – оба вынуждены говорить со зрителями.

Однако оба говорят те же реплики, что уже не раз говорили, поэтому это больше похоже на приговор персонажам – жалким и пустым, по мнению режиссера.

Вообще, буффонада с повторением ключевых характерных реплик – это главная находка режиссера, инджой, быдланы.

Например, знаменитый монолог "Почему люди не летают, как птицы" Катенька произносит 3 раза за пьесу, причем первые разы – шутовской скороговоркой.

Кабаниха тоже не в своем уме, эдакая психопатка в законе, которую заклинило почему-то на русском бытовом обряде.

Вообще вместе с автором всего этого балагана все русское начинаешь ненавидеть. И правильно – язык Островского, чистый, старорусский язык с простонародными меткими оборотами все время выскальзывает из этого дешевого перформанса, как мыло – из руки парня в душе, который все время наклоняется, наклоняется, а сам косит глазом в сторону другого паренька, подкаченного, симпатичного... ну вы поняли.

Да, русские обрядовые формы – поклон до земли, лобызания, объятия, плакалицы – все это крайне неуместно здесь, прямо до дрожи. Поэтому невольно расслабляешься, когда персонажи переходят на обычную быдломову:

– Ты чё? – это Кабаниха Феклуше.

– Ворожить будем, – это Варенька намекает, что пойдет, типа по мужикам.

 – Что?

– В о р о ж и т ь, – слово произносится с отвращением, ну типа, подруга, тупая что ли.

Еще из находок режиссера. Тихона (мужа Катерины) и Бориску (ее любовника) играл один и тот же актер. И если вы думаете, что это хорошая находка, то я внезапно соглашусь. Но – актер обоих персонажей играл абсолютно одинаково, вот абсолютно. Разгадать замысел удалось только по репликам, там мелькали имена персонажей.

Спросите, было ли там что-либо хорошее, господин Не-разбираюсь-в-искуйстве? Да, скажу. Там великолепно Феклуша спела русскую песню, я не шучу. Жаль только, что весь спектакль не состоял из ее пения – он был бы очень хорошим.

Впрочем, в самом начале (и в конце) надрывно звучит песня Шнурова "Рыба моей мечты" – я так понимаю, про Екатерину. Что как бы странно, но с другой стороны сразу дает понять, что будет дальше.

Большая часть пьесы разбавляется дешевой буффонадой и шутейками. Режиссер как бы все время предлагает вместе с ним поугорать над той фигней, которую приходится ставить посредством его бриллиантового гения. И народ ничего, подхватывал.

Актеров жалко очень. Самодура Дикого исполнял актер, который играет криминальных самодуров в современных кинопроектах (Виталий Кищенко), он же светил попочкой. Когда позволили, играл на надрыве кстати, приятная минутка.

Катерину играла милая Юля Пересильд, роль истерички с обильными приходами ей совсем не шла, увы. Впрочем, один раз (там дважды повторили сцену грехопадения Катерины, видимо, первый дубль не задался) ее заставили (шантажом, наверное) играть тихую и опасную психопатку.

– Ну, губи же меня! – сказала она бедному Бориске после предыдущей сцены, где выкрикнула это в лицо, бия кулаками по спине.

"Трындец" – испугался я. – "Она же его сейчас вспорет, как курицу". Так что тихой психопаткой, надо быть, дорогая Юля, тихой. 

Варенька, моя фаворитка – ее ноги, сетчатые чулки, эти самые туфли (ну вы поняли) очень сильно подчеркнули ее актерскую игру. Юлия Хлынина с ее тонким харАктерным стервозным лицом чудесно сыграла сельскую быдланку. А не скажем, интересного персонажа, которого, уверен, могла бы.

Хорошо, что режиссер был всегда на страже – позволяя нам сполна насладиться каждым клетчатым сантиметром ее таланта. Для этого даже ее платье было специально завязано узлом – чтобы не было сомнений, видимо.

Феклушу сыграла Анна Галинова, получился чудесный персонаж второго плана. Видимо, режиссер не хотел тратить на ее персонажа ни одного липкого мазочка своей гениальности, поэтому в ее нетронутых вражескими руками пассажах иногда звучит голос Островского.

Простите меня, ребята, дай вам Бог здоровья – главное, не злоупотребляйте спиртным после такого, печень не железная.

Только вот за Юлечку Пересильд мне боязно, она очень серьезно это шапито воспринимала, кажется...

Спи, болезная, а-аааа, придет новый день, и тебе не придется участвовать в такой ахинее. Аминь.

Дорогие московские театралы, прааастити меня, маленького провинциала. И отпустите домой.

Кстати. Публика на выходе:

– Это какой-то трындец! (пожилая театралка в антракте, ушла с подругами, вроде)

– Лучше бы в ресторан пошли...

– Все лучше, чем дома сидеть...

– ...с другой стороны, если дети не читали оригинала...

После такого, думаю, и не прочтут.

Роман Кашин

Фото с сайта gorod342.ru     


Другие новости


Андрей Быструшкин: Что мне не нравится на Западе
Музыкально-патриотический фильм ДОНБАСС ЗА НАМИ
Олег Морозов: Уроки выборов. Крах

Новости портала Я РУССКИЙ