Александр Палладин. Урок на всю жизнь (глава из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)

Александр Палладин. Урок на всю жизнь (глава из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)

23/11/2018 00:04

Москва, Александр Палладин для NEWS.AP-PA.RU В 1933 году автор нижеизложенного (мой отец) работал литсотрудником «Комсомольской правды».

 

Летучке — ежедневному собранию работников «Комсомольской правды» полагалось начаться в девять утра. Зал собраний — редакция находилась тогда на площади Дзержинского (Малый Черкасский переулок, дом 1) — полон. Недостаёт лишь члена редколлегии, ночью исполнявшего, как подобает, обязанности дежурного редактора. Она, понятно, в редакции, но куда вдруг запропастилась?.. Проходит семь, десять, двенадцать минут… И вдруг появляется из закрытого на ключ кабинета ответственного редактора Бубекина. Взволнована, раскраснелась…

— Прошу прощения: произошло непредвиденное, — говорит она не своим голосом.

 

Летучка завершилась, как обычно, за двадцать минут. Первой удалилась, вернее, выскочила, дежурный редактор. Больше мы её никогда и не видели. (Рассказывали, что перевелась в одну газетку местного значения).

 

Что же случилось? А вот что. В то утро злополучная редактор уже готовилась выйти к участникам совещания, как в кабинете Бубекина раздался телефонный звонок.

— Мне дежурного редактора, — послышалось в трубке.

— Это я.

— Здравствуйте! Говорит Сталин. Вы внимательно прочитали газетные полосы, прежде чем подписывать в печать?

— Разумеется!

— Тогда почему так безответственно относитесь к своим обязанностям? Разверните третью страницу. Прочитайте мне заголовок на двух последних колонках сверху.

 

Редактор бойко прочитала.

— Читайте так, как напечатано, а не то, что вам кажется!

Повторилось то же самое — и раз, и два…

— Тогда произнесите по слогам!

 

Наконец, заголовок, состоявший из трёх слов: «Успехи комсомольской учёбы», — был прочитан как следует. Но на последнем слове бедная чтица запнулась: в слове отсутствовала вторая буква.

— Простите! Не доглядела…

 

Это произошло в 1933 году, на заре моей газетной работы. Урок, который запомнился мне на всю жизнь.

 

С чистой совестью говорю, что за полвека журналистской деятельности не допустил ни одной оплошности, за которую пришлось бы каяться и краснеть. Как говорится, твёрдо зарубил себе на носу, что ошибки в печатном слове недопустимы, никому не простительны. Вечно говорил себе и коллегам: «Если уж Сталин при своей гигантской загруженности находит возможность перед началом рабочего дня просмотреть всю центральную печать, не прибегая к помощи референтов, то нам, труженикам прессы, святая заповедь: сверхбдительно относиться к каждому печатному слову».

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН

 



Другие новости


Александр Палладин: Вот такое с Лондоном вышло кино
Александр Палладин: Тюренченский бой глазами Джека Лондона
Александр Палладин: Русско-японская война глазами Джека Лондона

Новости портала Я РУССКИЙ