Аугустин Гомес: футболист, коммунист, разведчик… Крутые повороты судьбы капитана послевоенного Торпедо. Часть I

Аугустин Гомес: футболист, коммунист, разведчик… Крутые повороты судьбы капитана послевоенного Торпедо. Часть I

03/01/2020 00:33

Москва, Михаил Васьков, NEWS.AP-PA.RU Биография этого человека сродни приключенческому роману, закрученному шпионскому детективу. Но никто не смог бы, придумать такие повороты судьбы героя.

 

В конце ноября 1959 года московский «Спартак», усиленный рядом игроков других советских команд, проводил турне по Южной Америке. Красно-белые встречались с именитыми футбольными клубами Бразилии, Уругвая, Колумбии, Венесуэлы.

После одного из матчей в Каракасе к лучшему бомбардиру спартаковцев Никите Симоняну подошел неизвестный: «Меня зовут Хосе. Я – двоюродный брат Гомеса. Вам от него письмо». Он протянул изумленному футболисту запечатанный конверт и быстро удалился. Симонян с волнением начал читать послание своего друга…

 

В одном лице

Биография этого человека сродни захватывающему военно-приключенческому роману, спортивному триллеру, закрученному шпионскому детективу. Но ни один писатель или режиссер не смог бы, конечно, придумать такие лихие повороты судьбы героя, какие преподносила сама жизнь – сколько ролей и амплуа он совмещал в одном лице!

Капитан юношеской сборной Страны Басков и первый натурализованный иностранец – член сборной СССР, защитник московских «Крыльев», «Торпедо» и мадридского «Атлетико», тренер ирунского «Реал Унион» и первый наставник знаменитого полузащитника «Реал Сосьедад» и «Барсы» Мигеля «Перико» Алонсо…

Один из испанских детей, эвакуированных по решению республиканского правительства в СССР, и воспитанник интердетдома, слушатель политшколы Коминтерна и студент МЭИ, фронтовик-спецпропагандист и член ЦК компартии Испании, подпольщик-коммунист и сотрудник советской разведки, работавший в странах Европы, Латинской Америки…

Как вы догадываетесь, это всё один и тот же человек, настоящее имя которого –  Аугустин (Агустин, Аугустино, Августин, Августо, Аугусто) Гомес де Сегура Пагола. Но обо все по порядку…

 

Юный талант из Басконии

…Аугустин[1] родился 18 ноября 1922 года на севере Испании, в городке Рентерия (провинция Гипускоа, Страна Басков) в семье рабочего-угольщика. С детских лет, как и многие его сверстники, он всерьез увлекся «игрой миллионов». Оно и немудрено, ведь до гражданской войны 1936-39 гг. именно Страна Басков была одним из основных футбольных центров страны и, пожалуй, главным поставщиком звезд испанского футбола. Такая звездочка загоралась и в лице Аугусто – тринадцатилетним подростком он уже стал капитаном юношеской сборной своей провинции, в составе которой выступали, между прочим, игроки до 19 лет!

Сейчас, разумеется, можно только гадать, какая судьба была бы уготовлена юному басконскому таланту, но в начале 1937 года правительство Народного фронта приняло решение эвакуировать детей из семей бойцов-республиканцев, дабы спасти их от войны. Всего в разные страны (в основном, в Великобританию, Францию, Мексику, на Кубу) было эвакуировано более 34 тысяч испанских девочек и мальчиков. Из них почти 3 тысячи принял СССР, который, как мы помним, выступал на стороне Республики. В числе прибывшей кораблями из Бильбао и сошедшей с трапа в Ленинграде испанской детворы был и Гомес. Большинство ребят были уроженцами Страны Басков, Астурии и Кантабрии – регионов, отрезанных мятежниками генерала Франко от остальной страны.

Эвакуированных детей и подростков распределили по пятнадцати «детским домам специального назначения», созданным в Советском Союзе для малолетних беженцев из Испании. Воспитание в этих учреждениях, сформированных в основном, под Москвой, Ленинградом и на Украине, курировали как советские, так и испанские преподаватели и врачи. Аугусто с братьями Рамоном и Хуаном, в числе других 426 детей из Испании, 23 июня 1937 года попали в интердетдом № 5, который располагался на подмосковной станции Обнинское (ныне г. Обнинск Калужской обл.) в поселке Первой опытной школы-колонии Наркомата просвещения им. Шацкого.

Так началась жизнь детей на обнинской земле. На первых порах возникали проблемы, связанные с питанием, дисциплиной, здоровьем, нужно было освавивать русский. Воспитатели детского дома приложили немало усилий, чтобы всё это благополучно разрешить. Особенно любили испанские дети директора Михаила Степановича Мякотина и повара Василия Зайцева, прозванного ими ласково на свой манер – «Базилио»…

1 сентября все испанцы школьного возраста начали учебный год в специально организованной семилетней школе. Ребята учились старательно, сами готовили наглядные пособия для уроков, изучали русский язык. Несколько ребят-старшеклассников учились в школе им. Шацкого. Испанские дети и воспитанники школы-колонии проводили совместно праздники и пионерские костры, устраивали соревнования по стрельбе, противовоздушной и противохимической обороне (ПВХО). Гордостью юных испанцев стала их футбольная команда, где бесспорным лидером был юный Аугусто... 

В гости к испанским детям приезжали поэты, композиторы, артисты, сотрудники радио, летчики, руководители испанской коммунистической партии Хосе Диас Рамос, Долорес Ибаррури, внимательно следившая за судьбой всех категорий эмигрантов…

Тогда казалось, что вынужденное пребывание испанских детей в первой в мире стране победившего социализма будет недолгим, Республика победит, и они через год-другой вернутся домой. Но в силу известных причин в СССР ребята «загостились» на двадцать долгих лет, а многие так и остались на своей новой родине…

 

Первые шаги на новой родине

…Летом тридцать седьмого у советских футбольных болельщиков большой ажиотаж вызвал приезд в СССР сборной Страны Басков. Басконские футболисты, проводившие европейское турне, сыграли тогда несколько матчей в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске и Тбилиси. Это было не только спортивное, но и политическое мероприятие – футболисты (у многих из них фалангисты убили родных) участвовали в антифашистских митингах и акциях, а вырученные деньги перечисляли семьям бойцов-республиканцев, погибших от рук мятежников. Не лишне отметить, что баски, которым республиканское правительство наряду с каталонцами предоставило автономию, оказывали войскам Франко ожесточенное сопротивление и были одними из самых мужественных борцов против поднимавшего голову фашизма[2].

Гораздо менее известно, что на советских стадионах в то время выступали не только взрослые футболисты-баски, но и юношеская сборная Басконии. Сборная, костяк которой составили юные спортсмены-беженцы, состязалась со своими сверстниками. На поле их выводил герой нашего очерка. Сохранилось описание одного из таких матчей, прошедших в Петровском парке между юношами-басками и сборной стадиона Юных Пионеров (не так давно он, как и многие другие легендарные спортивные объекты советской эпохи, был уничтожен городскими властями ради застройки лакомой территории. – М.В.), в газете «Вечерняя Москва»:

«…Несмотря на возраст вышедших на поле, антураж был словно вырван из недавнего матча: все те же переполненные трибуны, транспаранты на русском и испанском языках, флаги обеих стран и обмен капитанов цветами и пламенными речами. Первым к микрофону подошел Коля Кустов:

– Наши отцы завоевали для нас радостное детство. Мы надеемся, что вы вернетесь в свободную Испанию. Да здравствует наш великий друг и учитель товарищ Сталин!

Затем речь произнес 14-летний Августо Гомес:

– Советским пионерам наш пламенный пионерский привет! Мы счастливы, что находимся в Советской стране. Вива Сталин!»

Тот матч выдался на редкость интересным и напряженным. Многочисленные зрители (в числе которых, говорят, было даже советское руководство во главе с И.В. Сталиным!) были поражены азартом и напором юных испанцев, которых тут же любовно окрестили «маленькими дьяволятами». К радости болельщиков победу одержали юные москвичи – 2:1…

К слову, взрослая сборная Страны Басков в ходе своего визита в СССР посетила и несколько детских домов, в которых проживали юные беженцы-соотечественники. В интердетдоме № 5 даже состоялась товарищеская встреча. Игра, как вспоминали очевидцы, закончилась боевой ничьей 2:2. Капитанами команд были великий Исидоро Лангара у взрослых, Аугусто Гомес у ребят.

Проводили юные баски футбольные поединки и между собой. На станции Обнинское ребята из московского «куста» интердетдомов, объединенных в Дом испанской молодежи, играли, в частности, против своих сверстников, прибывших в порт Одессы и размещенных на территории Украины. Про один из таких матчей годы спустя вспоминал еще один натурализованный испанский футболист, поигравший в высшем эшелоне советского футбола за московские «Крылья» и «Спартак», форвард Руперто Сагасти:

«Мы приехали в столицу на экскурсию. В ходе программы пребывания нам также предстояло сыграть с соотечественниками-басконцами. Соперников вывел на поле не по годам серьезный юноша, который стал в том матче моим персональным оппонентом. Это и был Аугустин. Мы оба были басками, но жили в разных провинциях. Он – недалеко от Сан-Себастьяна, я – в Бильбао. И на футбольном поле поселка Обнинское, далеко от Испании, отчаянно сражались за престиж своей провинции. Мы тогда победили 1:0. Несмотря на принципиальный характер матча и присущую испанцам экспрессивность, Аугустин уже в то время выделялся среди всех своим хладнокровием, спокойствием и даже некой степенностью».

Сидеть без дела беженцам из Испании никто не давал. Как только Аугусто достиг совершеннолетия, он по распределению попал на знаменитый с дореволюционных времен шелковый комбинат «Красная Роза» имени Розы Люксембург. (Как и другие объекты московской промышленности, в постсоветское время он будет заброшен, ныне в его корпусах многочисленные «бизнес-центры» –  М.В.). Комбинат был довольно крупным предприятием и производил ткани из природных и химических волокон, в том числе военного назначения – парашютный шелк.

Как и на всех советских заводах и фабриках, на «Красной Розе» в ту пору большое внимание уделяли физкультуре и спорту. В частности, на предприятии была своя футбольная команда, которая выступала на первенство города. За нее-то и стал играть Гомес, который провел там два года, на позиции защитника. Один из друзей юности прославленного спортсмена – Хосе Луис Нюньоа, с которыми автор этих строк пересекался много лет назад, вспоминал, что Аугусто уже в юности отлично владел мячом, прекрасно видел поле…

Но началась война…

Продолжение здесь: http://news.ap-pa.ru/news/i6212-augustin-gomes-futbolist-kommunist-razvedchik-krutye.html

http://news.ap-pa.ru/news/i6215-augustin-gomes-futbolist-kommunist-razvedchik-krutye.html

http://news.ap-pa.ru/news/i6220-augustin-gomes-futbolist-kommunist-razvedchik-krutye.html

 

Михаил ВАСЬКОВ, (вариант для АП-ПА)

 



[1] Зд. и далее мы будем использовать транскрипционное написание имени футболиста, а не транслитерацию.

[2] Баскские провинции Бискайя и Гипускоа, которые воевали на стороне республики, были объявлены фалангистами «провинциями-предателями» и рассматривались ими как «враждебные территории». 26 апреля 1937 года в результате варварской бомбардировки с лица земли была стерта (фактически ритуально уничтожена) Герника – святыня басков, многовековой символ их национальных свобод. В годы диктатуры в Бискайе и Гипускоа неоднократно вводилось чрезвычайное положение.



Другие новости


 Михаил Васьков: В осажденной Москве. Воспоминания очевидца
 Михаил Васьков: Зверье или кому нужно создавать невыносимые условия перемещения без QR-кода?
Михаил Васьков: Райвола. Райский уголок вчера и сегодня

Новости портала Я РУССКИЙ