Михаил Васьков: Всяк сущий в ней язык… Первая всероссийская перепись населения. Часть 1

 Михаил Васьков: Всяк сущий в ней язык… Первая всероссийская перепись населения. Часть 1

20/11/2021 00:03

Москва, Михаил Васьков, NEWS.AP-PA.RU По ментальности, по культуре, по восприятию в глазах других – именно слово, а не пресловутая «пятая графа» определяет принадлежность к большой этногруппе!

 

 

Сегодня после очередной всеобщей переписи, особо любопытно просмотреть результаты первого российского ценсуса, взглянуть на тогдашние переписные листы, почитать инструкции переписчикам (в их качестве привлекали, в основном, отставных солдат, священнослужителей, учителей и старшеклассников), как учитывать, к примеру, «инородческое бродячее население», «морские команды, находящиеся в плавании» или «монахов, лиц, находящихся в богадельнях, заключенных»...

 

Сведения собирались по 14 пунктам: имя, семейное положение, отношение в главе хозяйства, пол, возраст, сословие или гражданское состояние, вероисповедание, место рождения, место приписки (прописки), фактическое место постоянного проживания, родной язык, грамотность (в т.ч. – умеет ли читать, и какое учебное заведение окончил), профессия или занятие, физические недостатки (глухота, слепота, душевные болезни, увечья и т.п.).

По рекомендации Военного министерства был добавлен и вопрос о воинской повинности. После переписи личные данные о каждом подданном вносились на перфокарты, которые обрабатывались потом на электротабуляторах Холлерита американской фирмы ТМС (с 1924 года – IBM). Один экземпляр шел в Главную переписную комиссию, второй – передавался на учет и хранение в МВД.

В соответствии с Высочайше утвержденным «Положением о Первой всеобщей переписи населения Российской империи» она проводилась в начале 1897 года, ответы в опросные листы вносились по состоянию на 28 января (9 февраля по нов. ст.). Мероприятие было организовано на всей административной территории государства за исключением субъектов с особым статусом – автономного Великого княжества Финляндского (объединенного с империей в рамках личной унии монарха – М.В.) и среднеазиатских российских протекторатов – Бухарского эмирата и Хивинского ханства (Хорезма).

Здесь перепись проводилась только в отношении русских подданных и компактных русских поселений. (Не было переписи и в Урянхайском крае (совр. Тыва-Тува), поскольку, несмотря на довольно активное «освоение» его русскими, официально в качестве протектората в империю он войдет только перед Первой мировой войной – М.В.).

Обработка, составление и печать материалов были поручены Центральному статистическому комитету МВД. Публикация итоговых данных растянется аж на несколько лет. Всего в 1899-1905 годах увидит свет 119 книг уникального издания «Население империи», каждый том которого будет содержать сведения о подданных российской короны по отдельным губерниям и областям, крупным городам и уездам…

Конечно, очень много воды утекло с тех пор. И очень много, событий, большей частью драматических и горестных, довелось претерпеть населению бывшей империи за век с лишним. Страна пережила многочисленные войны, включая две мировые и несколько гражданских, к которым по всем признакам можно отнести не только события 1917-22 годов, но и ликвидацию басмачества, послевоенную борьбу с «лесными братьями» в западных регионах СССР, кампании на Северном Кавказе в девяностых и нулевых.

К войнам добавим три революции (буржуазно-демократические 1905-07 годов и Февральскую 1917 года, социалистическую Октябрьскую 1917 года) и буржуазную контрреволюцию (1991 года). Метрополия дважды сбрасывала с себя баласт окраин, один раз, правда, заново собрав почти все их в новую, «красную империю».

Первая общероссийская перепись дает немало поводов для размышлений. С её помощью можно отследить с отправной, так сказать, точки демографические, экономические, национальные, классовые, социальные изменения не только совр. России, но и других государств, возникших на обломках империи. Конечно, дурачкам это лишь повод похохотать над названиями безвозвратно канувших в Лету стародавних профессий типа кучеров, фонарщиков и бурлаков или телеграфистов, трубочистов и водовозов.

В самом деле, технический прогресс не остановить, и с уходом в цифровые технологии даже на глазах нашего поколения исчезли, скажем, машинистки, телефонистки, точильщики, наборщики, лифтеры, чертежники… На очереди, вероятно, почтальоны, кассиры, билетеры, стенографистки, даже водители!

Вероятно, не сразу расплодившиеся, что блохи у шелудивой собаки, менеджеры (по-старому – приказчики) по впариванию обществу потребления ненужных товаров и надуманных услуг да рыбьегубые пиарщицы – «специалистки» по связям с общественностью ответят, и кто такие, допустим, токари или фрезеровщики.

Знакомцы с завода Хруничева, рассказывали, что пару-тройку годков назад людей этих профессий моложе 55-60 лет днем с огнем найти было невозможно!

Слава Богу, что вовремя спохватились, начали возрождать рабочие специальности, которые впавшая в безумие девяностых властная элитка посчитала в «обновленной» стране ненужными, когда, купившись на пустые посулы зарубежных «партнеров» о «плавном вхождении в рынок мирового разделения труда», крушили свою промышленность, оборонку, науку, медицину, образование…

Но да Бог с ними, с «квалифицированными потребителями» (по терминологии б. министра образования и науки Фурсенко), которые в своей жизни не выточили ни одной детали, не вырастили ни одного колоска. Будем ориентироваться на людей умных, думающих и коснемся лишь одного аспекта той переписи – классификации населения по родному языку.

Согласитесь, очень интересная характеристика принадлежности к той или иной нации или народности, особенно приняв во внимание, что «язык» по-старому и означает «народ»!

Конечно, «говорение» на языке государствообразующего или более многочисленного этноса далеко не всегда означает вхождение в него другого, более малочисленного, народа. Например, евреи-ашкенази за много веков проживания в Германии отнюдь не стали при этом немцами (о чем последние, впавшие в нацизм, им ярко продемонстрировали во время Холокоста!), а двести лет американского «плавильного котла» не превратили бывших рабов-негров (или по-новому – афроамериканцев) в WASP (переведем для менеджеров и пиарщиц– «белых англо-саксов-протестантов»).

Или, скажем, утратившие свой кельтский и перешедшие на английский ирландцы или шотландцы вовсе не считают себя англичанами. Не утратили самоидентификации и, скажем, карелы с вепсами, практически полностью перешедшие на русский в РФ или на финский в Финляндии. А вот, скажем, сербы, хорваты и босняки – вообще говорят практически на одном и том же языке (!), но являются разными народами, идентифицирующими себя по принадлежности к православию, католицизму или исламу…

Всё так. Но, как это ни парадоксально, по ментальности, по культуре, по восприятию в глазах других – именно живое слово, а не пресловутая «пятая графа» определяет принадлежность индивидуума к большой этногруппе!

Для китайцев, к примеру, все европейцы «звучат» практически одинаково и вообще – «на одно лицо», а для «западников» все «русскоязычные» – практически всегда однозначно «русские», так же, как и жители б. Югославии – «югославы»!

Разве не по этой причине в совр. Украине (где сейчас на наших глазах, по сути, формируется новая политическая нация) так хотят откреститься не только от общего имперского и советского прошлого, но и вообще от всего русского? Почему именно вокруг языка там идут такие битвы и под прикрытием юридической казуистики идет насаждение одного и, фактически, выкорчевывание другого? Да потому что переформатирование этнокультурного кода без смены языка крайне затруднено! Ведь мировосприятие и мировоззрение человека во-многом и зависит от того, на каком языке он мыслит, читает, общается, на каком его мать пела ему колыбельные, на каком он произнес свои первые слова…

Поэтому-то и случается время от времени когнитивный диссонанс с некоторыми гражданами на Украине (уже давно) и в Беларуси (теперь всё чаще): будучи детьми этнических русских, они русскими себя не считают; имеют русские имена, отчества и фамилии, но от русского имени отрекаются, как от чего-то враждебного или постыдного; говорят по-русски, но думают, скажем так, «антирусски». О таких, предавших свою «самость», и начавших ненавидеть ее, гениально сказал поэт: «Злобы червь Иуду гложет. Мрачен облик униата. Всё никак забыть не может То, что русским был когда-то»…

К слову, переход от одной самоидентификации к другой через смену языка проходит довольно быстро. Всего-то за два-три поколения. Взять хоть ту же Белосточчину, жители которой при Российской империи, будучи в большинстве своем православными и говорившие по-русски или на русско-беларуско-украинском суржике, идентифицировали себя с великороссами или белорусами. А через век, более 90 процентов жителей Подляского воеводства, перешедшие на польский, называют себя поляками (!), хотя несколько сот тысяч «тутэйших» и остаются прихожанами Польской Православной церкви…

Наши предки, получается, еще в конце XIX века все вышеперечисленные нюансы прекрасно понимали, поэтому-то и классифицировали население не по «национальности», а по языковым группам, языкам и наречиям. (К слову, древние римляне, практически при каждом кесаре проводившие ценсусы-переписи, классифицировали имперских подданных и по «крови», и по языку, т.е. «по духу»!).

Конечно, можно спорить о принципах тогдашней классификации, о выделении в отдельные наречия тех или иных говоров (например, формируемых в то время среднеазиатских народов). А, скажем, за объединение в одну графу – «русский язык» – великоросского, малоросского и белорусского – в той же «Незалежной» счетные комиссии Первой переписи в полном составе рискнули бы получить срок или, во всяком случае, крупный штраф по закону о запрете «русского мира»…

Однако шутки в сторону, давайте лучше вместе повнимательнее вглядимся в цифирь сто двадцатилетней давности, дабы лучше понять всю трагедию потрясений, постигших нашу некогда общую Отчизну в XX веке, оценить масштабы демографических потерь, просчитать, так сказать, «упущенную прибыль», спрогнозировать – сумеет ли совр. Россия в виде РФ (которая, несмотря на геополитические катаклизмы, остается пока что самым большим по площади государством земного шара) удержать за собой в среднесрочной и дальнесрочной перспективах бескрайние евразийские пространства Сибири и Дальнего Востока.

Недаром, западные «партнеры» со времен Олбрайт периодически пробрасывают тезы о «неправомерности» владения сибирскими богатствами лишь одной страной и необходимости их «освоения» всем человечеством, а «товарищи» из Поднебесной на своих картах давно именуют наши дальневосточные города на китайский лад и при каждом удобном случае, даже на ведомственных переговорах (чему автор этих строк был свидетелем), завуалированно, как бы невзначай, интересуются количеством населения, его приростом убылью в Приморье, Приамурье и Забайкалье…

Кстати, не худо бы заодно и выяснить, зная сегодняшние данные: была ли Российская империя «тюрьмой народов», как утверждали большевики и либералы, или же «инкубатором» по их «выведению» и развитию, как доказывали их оппоненты? Без всего этого трудно разобраться в миграционных процессах, ответить на вопросы – кто мы, откуда вышли, куда (и туда ли) идем? Почему одни народы, век назад, казалось бы, вполне многочисленные – вырождаются и постепенно исчезают с лица земли, а другие, вроде бы, небольшие, наоборот, вдруг начинают плодиться и множиться в геометрической прогрессии?

…Ученые утверждают, что для нормального функционирования экономики государства, ее конкурентоспособности с рынками внешними, внутренний рынок должен составлять не менее 300 млн человек. В современных «центрах силы» сегодня: в США – 328 млн, в Евросоюзе – ок. 500 млн, в Китае – 1 млрд 430 млн, в Индии – 1 млрд 340 млн. Почти достигал минимальной требуемой и Советский Союз (по переписи 1989 года его население достигло 285 млн).

В год же Первой переписи в стране проживало без малого 126 млн. Если прибавить к ним 2, 65 млн жителей Великого княжества Финляндского, 2 млн жителей Бухарского эмирата и 700 тыс. жителей Хивинского ханства (об этих особых административных единицах – выше), общее число жителей Российской империи получится почти 131, 5 млн.

Для сравнения, в тогдашних «центрах силы» было: в Британской империи (с колониями) и Китае – по 400 млн, в Османской империи – более 200 млн, во Французской Республике (с колониями) – ок. 80 млн, в США – 76 млн, в Германской империи (с колониями) – более 70 млн, в Австро-Венгерской империи – менее 50 млн.

Еще утверждают, что Российская империя на грани веков была одним из самых динамично развивающихся государств, войдя в клуб «мировых держав», определявших судьбы планеты. После подсчета результатов переписи 1897 года тогдашние демографы спрогнозировали, что к середине ХХ века население империи достигнет 500-600 млн человек! Сторонники конспирологии считают, что всем известные вековечные геополитические противники Россию ввергли ее в войны, смуты и нестроения именно для того, чтобы не допустить этого…

Нас же интересуют только сухая статистика. Итак, читаем и считаем.

 

(продолжение следует)

 

Михаил ВАСЬКОВ, для АП-ПА

На заглавном фото справа в шляпе Сергей Михайлович Прокудин-Горский.

 

 Фото А.М. Прокудина-Горского начала 20 века с сайта cameralabs.org



Другие новости


Михаил Васьков: Валя-Белочка
    Михаил Васьков: Батька не пустил беларусов на всемирный маскарад
 Михаил Васьков: В осажденной Москве. Воспоминания очевидца

Новости портала Я РУССКИЙ