Михаил Захарчук: Вахта Памяти. Великий советский флот

Михаил Захарчук: Вахта Памяти. Великий советский флот

11/04/2020 00:02

Москва, Михаил Захарчук, NEWS.AP-PA.RU «Флот до конца выполнил свой долг перед Родиной» - отмечалось в итоговом приказе Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина.

 

 

 

Наш сегодняшний рассказ о советских моряках надводных кораблей, покрывших себя неувядаемой славой. К началу Великой Отечественной войны в составе ВМФ СССР находилось около тысячи боевых кораблей различных классов (в том числе 3 линкора, 8 крейсеров, 54 лидера и эсминца, 287 торпедных катеров, 212 подводных лодок), свыше 2,5 тысяч самолетов морской авиации и 260 батарей береговой обороны. 

Более 400 тысяч моряков ушли на фронты помогать сухопутным войскам на приморских направлениях. За время Великой Отечественной войны Военно-Морским Флотом СССР потоплено 708 боевых кораблей и вспомогательных судов Германии, ее союзников, а также 791 транспортное судно полной вместимостью 1,84 млн. т.

Почти половина из потопленных кораблей и судов  - результат ударов морской авиации. На долю подводных лодок приходится 5% потопленных боевых кораблей и 20% транспортов. От воздействия минного оружия уничтожено 15% из всех потопленных германских кораблей и судов.

Надводными кораблями ВМФ СССР потоплено 53 боевых корабля и вспомогательных судна, 24 транспорта противника. В целом военные моряки отлично справились со своими задачами. «Флот до конца выполнил свой долг перед Родиной» - отмечалось в итоговом приказе Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина.

О беспримерной флотской стойкости и отваге военных моряков сложены песни, написаны книги, сняты фильмы. Мы же расскажем вам, дорогие друзья, только о двух славных эпизодах героизма советских надводников.

Ледокол против крейсера

Ледокол "Александр Сибиряков" в предвоенные годы почти три десятка лет работал в Белом море, провожая караваны торговых судов. С началом Великой Отечественной войны он вошел в состав ледокольного отряда Беломорской военной флотилии.

Капитану судна Анатолию Алексеевичу Качараве присвоили звание лейтенанта. На его корабле установили два 76-мм орудия и два зенитных пулемета. 24 августа 1942 года ледокол вышел из порта Диксон, держа курс на Северную Землю, чтобы доставить припасы на станции метеорологов. В заливе Миддендорфа Карского моря ледоколу и встретился немецкий тяжелый крейсер "Адмирал Шеер".

Под видом американского корабля он вел охоту на союзнические караваны в рамках операции "Вундерланд". Капитан крейсера Вильгельм Меендсен-Болькен, увидев перед собой ветерана пароходостроения, высокомерно  предложил капитану сдаться.

В ответ "Сибиряков" открыл огонь из своих орудий. Выстрелы легли точно в цель. Наши бойцы повредили радиостанцию, уничтожили зенитные орудия, покосили орудийную прислугу. Ответный огонь крейсера не заставил себя ждать и был страшным.

В "Сибирякова" попало 27 снарядов главного калибра! Залпом снесло все палубные надстройки. Мощный взрыв бочек с бензином разметал наших матросов. Один из снарядов взорвался в котельном отделении. Ледокол полностью потерял ход и начал тонуть. Капитан Качарава был тяжело ранен. Принявший командование комиссар Зиновий Элимелах передал в эфир единственную радиограмму: "Горим, прощайте. 14 ч. 05 мин. "

С тонущего корабля удалось спустить две шлюпки. Одну из них обозленные немцы мгновенно потопили пулеметным огнем. Матросов с другой шлюпки все-таки решили взять в плен. Среди них оказался раненый капитан Качарава, радист Шаршавин и руководитель полярной станции Золотов. Судьба их до сих пор неизвестна. Скорее всего, герои погибли в лагерях.

Также вместе с кораблем погибли комиссар Элимелах и механик Бочурко. Они отказались покидать родное судно и ушли с ним на морское дно. Спастись удалось только кочегару Вавилову. На небольшом обломке он чудом добрался до острова Белуха. В сентябре его заметили с борта парохода "Сакко" и через 32 дня эвакуировали самолетом на Большую землю.

Казалось бы, бой крейсера с ледоколом сродни сражению слона с моськой и потому бессмысленен заведомо. А вот и нет. Никакой героизм советских людей на той Великой Отечественной никогда не пропадал зря. Хоть на несколько сантиметров, но он сокращал много тысячекилометровую дорогу к будущей Победе. Конкретно «Сибиряков» нанёс немецкому крейсеру такой урон, после которого тот вынужден был прекратить охоту и вернуться в порт для серьезного ремонта.

Но главное заключалось в другом. Сибиряковцы успели сообщить на Диксон о появлении вражеского рейдера и наши командиры хорошо подготовились к встрече с ним. Так «Александр Сибиряков» ценой жизней своего экипажа спас десятки судов и сотни, тысячи людей от грозившей им опасности. В 1965 году координаты гибели ледокольного парохода «Александр Сибиряков» (76 градусов с.ш., 91 градус 31 минута в.д.) объявлен местом боевой славы.

Подвиг «Тумана»: один против трёх

Летом 1941 года немецко-фашистские войска предприняли очередную попытку сломить сопротивление советских войск и любой ценой захватить основной незамерзающий советский порт Мурманск, а так же главную базу Северного флота - Полярный.

С этой целью немцы форсировали реку Западная Лица и стали продвигаться в сторону Кольского залива. Части 52-й стрелковой дивизии, занявшие оборону в этом районе, немедленно перешли в контрнаступление, чтобы отбросить противника обратно за реку. Для поддержки сухопутных войск командование Северного флота сформировало отряд, в который вошли: сторожевые корабли «Гроза», № 54 и «Туман», два тральщика, три сторожевых катера и несколько мотоботов.

Утром 6 июля 1941 года наши корабли под прикрытием самолетов-истребителей успешно высадили десант и поддерживали его артиллерийским огнем. Десантники в ожесточенном бою отбросили фашистов обратно на западный берег реки и соединились с наступавшими с фронта армейскими частями.

Во время этой операции самоотверженно действовал экипаж «Тумана». В момент высадки десанта боцман корабля Александр Саблин и матрос Филипп Марченко, стоя в ледяной воде, держали на своих плечах сходни, по которым их боевые товарищи прыгали на берег.

Тяжело раненного Марченко немедля сменил старшина второй статьи Иван Волок. В это время артиллеристы «Тумана», осыпаемые градом осколков от рвавшихся бомб, вели ожесточенный огонь по береговым целям. Операция прошла успешно.

5 августа «Туман» начал самостоятельную дозорную службу на линии остров Кильдин - мыс Цып-Наволок. На пятые сутки, в 3 часа утра над кораблем на небольшой высоте пронесся немецкий самолет-разведчик. Через час сигнальщик «Тумана» заметил на горизонте три вражеских эсминца. Они двигались плотным строем навстречу сторожевику.

Командир «Тумана» Лев Александрович Шестаков объявил боевую тревогу и полным ходом повел корабль в сторону наших береговых батарей на остров Кильдин. Заметив маневр дозорного корабля, эскадренные миноносцы увеличили скорость. Через несколько минут, подойдя к «Туману» на расстояние 25 кабельтовых (4,63 км), открыли по нему огонь залпами из шести орудий, по два с каждого корабля.

Силы были явно не равны. Но экипаж маленького тихоходного сторожевика, имевшего только две легкие пушки, не дрогнув, вступил в единоборство с тремя новейшими эсминцами типа «Редер», каждый из которых имел на своем вооружении по пять 127-мм орудий и мог развивать 36-узловую скорость (66,7 км/час).

Первый залп немецких кораблей оказался перелетным, однако осколками одного из снарядов, разорвавшегося около борта, перебило антенны. Корабль остался без радиосвязи. Отстреливаясь, «Туман» пытался прикрыться дымовой завесой, но это не удалось: ее отнесло ветром. В корпусе появились первые пробоины.

Следующие залпы эсминцев вызвали пожар на корме, вывели из строя рулевое управление, снесли дымовую трубу, а затем повредили полубак, мостик и ходовую рубку. Нескольких человек из команды корабля убило, многих ранило.

Погибли командир «Тумана» Л. Шестаков и комиссар корабля П. Стрельник. Несмотря на жуткие повреждения и страшный пожар, охвативший все надстройки, матросы и офицеры держались геройски. Артиллеристы «Тумана» продолжали отстреливаться из единственной сохранившейся носовой пушки. Все остальные члены экипажа под огнем противника боролись за живучесть корабля, тушили пожар, пытались заделать пробоины, которых становилось с каждой минутой все больше.

В самый разгар боя вражеским снарядом сбило развевающийся на гафеле опаленный флаг. Тотчас сквозь пламя на корму бросился раненый рулевой Константин Семенов и, схватив флаг, высоко поднял его над головой, но был ранен. На помощь Семенову устремился радист Константин Блинов. Флаг снова развевался над кораблем. Но «Туман» уже резко кренился на правый борт.

После гибели командира «Тумана» командование кораблем принял старший помощник лейтенант Л. Рыбаков. Он руководил операциями по спасению корабля и команды. Но повреждения судна и гибель всего экипажа оказались фатальными. В 5 часов 50 минут волны Баренцева моря сомкнулись над израненным кораблем, похоронив его навечно в своих холодных волнах.

Полковник в отставке Михаил Захарчук.

Капитан 1 ранга в отставке Сергей Турченко.

Фото с сайта history.niv.ru         



Другие новости


Михаил Захарчук: День памяти Г.М. Вицина
Михаил Захарчук: Сегодня 80 лет со дня рождения большого русского актера Виктора Павлова
Михаил Захарчук: Как честнейший А. Ф. Кони дал зеленый свет терроризму на Руси

Новости портала Я РУССКИЙ