Лидия Шундалова: Храм в Юкках. Знамение времени

 Лидия Шундалова: Храм в Юкках. Знамение времени

26/11/2020 18:14

Санкт Петербург, Лидия Шундалова, NEWS.AP-PA.RU Но пройдет время и наше бренное существование как старинное украшение приобретет благородную патину и уйдет с этим благородством в вечность.

 

Уходящее всегда несет в себе изрядную долю очарования по сравнению с днем сегодняшним. Оно и понятно, даже клубок дерущихся змей на расстоянии превращается в узор, привлекательный своей причудливостью. Для многих современность со всеми ее технологиями, всего лишь жалкое подобие былого, уродливое дитя человеческих прихотей и вычурного безобразия.

Но пройдет время и наше бренное существование как старинное украшение приобретет благородную патину и уйдет с этим благородством в вечность. И будут потомки смотреть на наши деяния широко раскрытыми глазами, и дивиться бетонным и металлическим конструкциям, как любуемся мы строениями эпохи неорусского стиля, модерна или конструктивизма.

Хотя, о чем это я? Сейчас можно построить что угодно, и как кому хочется в соответствии с канонами прошлого или без учета оных, но все же на нашем творчестве всегда будет стоять клеймо – сделано в XXI веке.

Так думала я, ковыряя носком кеда ледяную крошку, возле храма во имя Рождества Иоанна Предтечи, построенного петербургским «Метростоем» в деревне Юкки и освященного 19 апреля 2011 года.

Территория легенд

Горный ветер, веющий с поросших вереском холмов. Именно так, по мнению некоторых, поэтически настроенных исследователей, переводится топоним Юкки. Другие варианты предлагают в качестве значений холмистую местность или даже имя первого жителя деревни.

Правда это или нет, но здешняя красота дает отсылку скорее к природе швейцарских кантонов, чем к северным пейзажам.

Неспроста именно этот край для празднования Дня конфедерации (независимости) избрали швейцарцы, которых судьба чудесным образом «заносила» на работу в Петербург в веке так XIX. Отмечали широко, как и полагалось - с кострами на вершинах холмов, песнями, плясками, состязаниями в стрельбе. А уже на нашем веку в Юкках устроили горнолыжный курорт на манер какого-нибудь альпийского.

Череда возвышенностей вокруг Тохколодского озера и впрямь напоминает гордую горную гряду и не на шутку будит воображение. Сколько легенд гуляет в умах здешних старожилов – трудно себе представить. Центральное место в рассказах занимает холм Екатерины Великой, с которого императрица якобы любила обозревать окрестности.

Ну что же, все может быть. Поблизости, в историческом районе Осиновая Роща сохранились остатки земляной крепости (редута), возведенного в XVIII веке для защиты Санкт-Петербурга.

Но есть особая легенда, вполне современная. По рассказу единственного очевидца, местного предпринимателя Сергея Захарова, это случилось ранним утром 6 июля 1998 года. В 4 утра он проснулся от сполохов света, играющих во всех углах комнаты. В окно заглядывал золотой луч, идущий откуда-то сверху, который странным образом подсвечивал верхний край кучевых облаков. Пришлось выйти на балкон и посмотреть вверх.

И тут закрутились золотые лучи, заиграли и Сергей увидел, как из горящего сияния вышла дева в красно-синих одеждах и начала свой путь по небесам. И шевелились складки ее платья, одежда, будто сотканная из миллионов сияющих звезд, разбрасывала свет по небу. Облака выстроились в круг, и светлая фигура шествовала по ним, быстро приближаясь к одному из холмов.

Вдруг дева остановилась, подняла руки к небу, а затем опустила их вниз, и с ее ладоней, искрясь и сияя, соскользнуло тонкое прозрачное полотно. Ткань упала на землю, и снизу поднялся столб света, в котором возник золотой силуэт храма. «Ракеты, ракеты, купола как ракеты – такого не бывает» - пронеслось в голове Сергея.

Он хотел позвать родных, но не успел. Видение исчезло в красках разгоравшегося утра. О своем переживании он начал рассказывать лишь тогда, когда уже вовсю строили каменный шатровый пятикупольный храм во имя Рождества Иоанна Предтечи – красивый и величественный на манер древнерусских церквей XVI века.

Да, эти шатры, увенчанные золотыми куполами и впрямь чем-то напоминали ракеты, хоть и были строго каноничны в своем устремлении ввысь. Храм возводили чуть в стороне от места, где упал прозрачный плат.

По велению свыше

Ничто не случается на земле без промысла Божия. Только это приходит в голову, когда смотришь на строгий силуэт Церкви Рождества Иоанна Предтечи, будто приземлившейся на одном из Юкковских холмов. Проект храма, выполненный академиком архитектуры Валентином Назаровым, народным архитектором России, лауреатом престижной Международной премии сэра Патрика Аберкромби и впрямь отсылает ко временам почти былинным, например, к царствованию Ивана III или внука его Ивана Грозного.

Да и внутри многое выдержано в добрых русских традициях, хотя и имеет значительный отпечаток дня сегодняшнего. В центре - необычный двухсторонний иконостас, чтобы священство, служащее в алтаре, могло видеть те же лики святых, что и прихожане. Царские врата, выполненные из цельной пластины оникса, как бы стирают грань между средней частью храма и алтаря.

В солнечный день, когда потоки света заливают церковь, оникс начинает играть, становится почти прозрачным и подобно легкой завесе отделяет молящихся от совершаемого таинства. И плывут золотые видения якобы из давнего прошлого: о соборности, о том, что некогда все знали службу и собравшиеся вторили хору в унисон, о единстве, открытом алтаре и ночных богослужениях в пещерных монастырях.

Конечно, в такой церкви есть и два нижних придела, расположенных в полуподвальной зоне. Первый освящен в честь священномученика Киприана и мученицы Иустинии, святых III века, которым молятся и просят избавления от нападений бесовских и от зависимостей, начиная с алкогольной и кончая игроманией. Второй - крестильный, освященный в честь святителя Григория архиепископа Омиритского.

Центральное место занимает крестообразный баптистерий, добротный, мраморный, похожий на мини бассейн, чтобы могли принять полноценное крещение взрослые, да и Крещенские купания тоже не стоит сбрасывать со счетов. При входе в подземное пространство – выставка макетов всех шатровых церквей России.

И льется из окон-витражей подземной церкви тусклый свет угасающего дня, играет разноцветием на мраморном полу и накрывает тебя атмосфера таинственности, радостного предвестия чуда. Но почему-то сидит у меня в сердце холодная льдинка, тонкая с острыми краями, почти такая же, как была в Екатеринбурге во время посещения храма на Крови.

Переосмысление

Мы все хотим переосмыслить прошлое, пережить его внутри себя, понять сокрытое, затем выстроить свое здание истории, где найдется место всему - и кровавым драмам, и величию, и свету. Но это всего лишь умозрительное построение, далекое от правды, бледный слепок былого, узнать истину нам не дано, поэтому мы будем волей-неволей либо лакировать ушедшее, наводить на него лоск, либо мазать его черной краской.

Увидеть то, что было, постичь психологию отношений людей, давно отошедших в мир иной, нам не дано. Мы потребители мифов, идеальных легенд, люди, находящиеся под властью вкусов своего времени. Как быть, если пытаешься воссоздать прошлое на современный манер?

Чаще всего у реконструкторов, допустим, старинных особняков получается аналог гостиницы средней руки - не те материалы, не те цвета, не те пристрастия в формах, внутреннем убранстве. Но перед создателем христианского храма возникает иная реальность, ведь каждая церковь - это еще и богословие, лестница в небо соединяющая миры.

Церковь Рождества Иоанна Предтечи – это все же явление, не зря, по признанию специалистов, она вошла в число выдающихся памятников церковной архитектуры Петербурга. Есть претензия на историчность, есть попытка объединить древнюю христианскую традицию, восходящую к Византии, исконно русское благочестие и наш нервный, дерганный XXI век.

Не зря здесь так много икон малоизвестных святых первых веков христианства, писаных на горе Афон; икон с редкими сюжетами, появившимися в России в XVI-XVII веках; икон, изувеченных в период богоборчества XX века и икон ультрасовременных, как выполненный по картине хабаровского художника образ Христа с людьми за пазухой.

Цель стояла великая и колоссальная, ее значимость ощущали все, кто выполнял работы для этого храма. В частности известный иконописец Юрий Пименов, признавал, что ему приходилось преодолевать технологические проблемы, находить оптимальную привязку к архитектуре для своих произведений и решать богословские задачи.

Это дорого сделанный храм, и погружаясь в его атмосферу, испытываешь сладкое чувство, этакий сон с понятными для тебя идеями, где все на своих местах и в который хочется верить. Но слишком похожи подземные церкви на станции метрополитена, слишком новы блестящие мраморные полы с рыбами и слишком белы стены, чтобы беспрепятственно плыть по потоку времени.

Есть у меня и совсем личная тема, связанная с этим храмом.

Путешествие в прошлое

Среди единомышленников. Начало 2000-х, и я твердо шагаю по пути Православия у меня интересная работа и общественная нагрузка - создание приходской газеты. Не помню, как свела меня судьба с этой крошечной общиной монахинь - матушкой и несколькими сестрами. С ними я объездила немало святых мест.

Мы садились в нанятый для этих целей микроавтобус и всю дорогу до места проводили в молитвах. Потом осматривали то, ради чего приехали, если это был монастырь, то помогали, как могли, причащались и возвращались обратно. Немудреные действия, но, сколько они приносили радости.

Именно тогда я почувствовала утешение, идущее от молитвы, и то странное состояние погруженности в себя и поиска точки равновесия с внешним миром где-то внутри своего сердца. Сердечная молитва, кажется, это называется именно так. Каюсь, до этих путешествий, я тяготилась чтением и Утреннего и Вечернего правила, как и последования ко Святому Причащению.

После каждого паломничества у меня возникла потребность в молитве. Несколько позже, я узнала, что община подвизалась в Юкках, где пытаются построить храм или даже монастырь.

- Ну и как идут дела? – спрашивала я время от времени кого-либо из сестер.

- По Воле Божией. Матушка верит, что будет построено, сколько благословений получено. Надо верить, и все будет.

На самом деле все строительные работы ограничились на тот момент вырытым котлованом. И мало, кто надеялся, что в ближайшей перспективе этот котлован превратится в что-либо существенное. Долгострой он и есть долгострой. Хотя церковная община на тот момент была, службы проводились в домовом храме мирянина Григория Игоревича Григорьева. И тут история моих воспоминаний совершает еще один кульбит.

Отец Василий. В Церковь окончательно и бесповоротно я пришла в 1989-м. Жила я на окраине города, в новостройках рядом с историческим районом Шувалово-Озерки и вполне естественным стало регулярное посещение единственного расположенного поблизости Спасо-Парголовского храма.

Там судьба меня и столкнула с о. Василием Лесняком – исповедником с большой буквы, имевшим славу чуть ли не старца, побеседовать с которым приезжали люди не только из нашей Северной столицы, но и из других городов.

Одним из его духовных чад и был Григорий Григорьев – человек на редкость энергичный с прекрасным медицинским образованием, полученным в Военно-медицинской академии. В то пору именитый доктор увлекался не только сугубо церковным, но и изучением резервных возможностей человека и вместе с о. Василием оказывал помощь пьяницам и страждущим от других зависимостей.

Вся эта деятельность далеко не у всех вызывала восторг. Помню, как в одной из поездок в Псково-Печерский монастырь, в частной беседе с одним из священнослужителей, упомянув имя своего духовника (хотя на самом деле это было громко сказано, я просто старалась чаще исповедоваться именно о. Василию) услышала в ответ тираду, что он, дескать, здоровее мог быть, если бы не занимался экзорцизмом, попав под влияние недостойного человека. Скажу честно, глаза мои тогда несколько округлились.

Так кто же такой Григорий Игоревич Григорьев, на долю которого приходятся и славословия, и ушат помоев, выплеснутый тайными и явными недоброжелателями.

Что такое харизма?

Отец Григорий Григорьев – нынешний настоятель храма Рождества Иоанна Предтечи в Юкках и член Епархиального Совета Выборгской епархии обладает таким количеством званий и заслуг, что одно перечисление их займет не одну строчку. Власти и светские, и церковные признали в нем несомненный талант врача и исповедника. Да не покажется это странным, но будущий священник вырос в семье филологов.

Отец – известный поэт, член Союза писателей, партизан-разведчик, в период Великой Отечественной войны - один из руководителей Плюсского подполья на Псковщине. Он писал стихи о любви к Родине, дому, простые и бесхитростные, но затрагивающие глубинную суть души человеческой.

Наверное, желание служить Отечеству и предопределило путь его сына. Отец Григорий в своих многочисленных интервью рассказывал, как пришел к Богу.

После окончания Военно-медицинской академии ему выпало служить в 19-й бригаде подводных лодок в бухте Малый Улисс в центре Владивостока. И однажды случилось так, что три раза подряд он выходил в море и все три раза попадал в аварии.

После преодоления последней, когда жизнь экипажа реально висела на волоске (их лодка столкнулась с другой и пришлось всплыть в надводное положение), молодой врач поднялся на мостик, и вдруг увидел бездонное небо южных широт. А ведь когда смотришь на такое, как никогда хочется жить.

И он всем существом прочувствовал порядок Вселенной - звезды следуют по своему пути, планеты ходят по орбитам и каждый атом и молекула совершают определенные движения. А значит, есть Господь, который за всем следит. Так это было или нет, но в 1982 году, еще будучи на военной службе, Григорий крестится.

До этого он профессионально погрузился в психотерапию, работал старшим психоневрологом Тихоокеанского флота, а потом в клинической больнице Академии Наук СССР. Весь его жизненный путь будто был предопределен свыше, и не было на нем вынужденных остановок.

Правда, священником он стал сравнительно недавно - одиннадцать лет назад – в 2009 году, когда фактически началось бурное строительство церкви в Юкках.

Как получилось, что долгострой, наконец, стал скоростроем? За шесть лет возвели не просто храм, а жемчужину современной архитектуры. А сам о. Григорий не просто окончил с отличием Санкт-Петербургскую Православную Духовную Семинарию и Академию, а был принят в профессорско-преподавательскую корпорацию СПбПДА и стал профессором Богословско-пастырского факультета.

Стоит признать в человеке внутреннюю силу, зажигающую сердца последователей, заставляющую найти язык с власть предержащими, благодетелями-толстосумами и простыми прихожанами. В эту точку притяжения попали и бывший генеральный директор петербургского Метростроя Вадим Александров, чей особняк находится все в тех же Юкках, и многие-многие другие.

Во мне этого нет, поэтому наличие харизмы всегда вызывает искреннее восхищение. Хотя на всякое восхищение, найдется и свое но. В быстром покорении высот малых и великих есть определенная система, если угодно «непростотаковость» от людей идущая...

А в итоге, все дано Богом и для Него создано, и как бы не вращалась в вечном пространстве юла нашей жизни, поворачиваясь то одной, то другой стороной, на грешной земле останется храм со всем его народным богословием, идеями, воплощенными в архитектурную форму. И пусть его малые куранты как можно дольше отсчитывают время.

Лидия Шундалова

Фото автора.



Другие новости


 Лидия Шундалова: Юрий Пименов - лирик Страны Советов
Лидия Шундалова: Своя беда
Лидия Шундалова: Прогулка по лабиринту. Остров Крутояр

Новости портала Я РУССКИЙ