Лидия Шундалова: По следам Анны Вырубовой. Часть I

 Лидия Шундалова: По следам Анны Вырубовой. Часть I

12/12/2020 00:27

Санкт Петербург, Лидия Шундалова, NEWS.AP-PA.RU Почему Вырубова стала объектом издевательств, почему, в том числе и ее персону, использовали как фомку для взлома государственности царской России?

 

Дом с башней

Этот ресторан по Приморскому шоссе на границе Репино и Комарово я проезжала всякий раз, когда хорошая погода гнала прочь из душного Петербурга в райские пенаты любимой дачи. Деревянный дом с башней отсылал к сооружениям эпохи модерна, но ядовитый кичливый окрас с настойчивостью переносил в день сегодняшний. Узнать историю сооружения при нынешнем развитии электронных технологий большого труда не составило.

Так называемая дача Анны Вырубовой постройки 1900 года к началу 2000-х сильно обветшала. Новый владелец ничтоже сумняшеся снес ее до фундамента, затем возвел заново, «перекроив» фасад и в то же время воссоздав значительную часть былых красот, включая и приметную башенку. Сплав модных тенденций начала XX и XXI веков производит почти магическое впечатление на всех, кто волею судеб оказывается рядом.

Над домом будто витает дух бывшей фрейлины последней императрицы, ореол скандальных дворцовых тайн и отблеск пожара русской революции. Анна Александровна жила на этой даче, некогда принадлежавшей ее отцу, почти безвылазно с 1920 по 1925 гг., после бегства с матерью из небезопасного для нее Петрограда в не очень дружественную Финляндию, успевшую к тому времени отмежеваться от Советской России.

Наверное, в те моменты, когда пафосный ресторанчик проплывал за окнами машины, я и задумала свое путешествие по местам Петербурга, связанным с Анной Танеевой, в замужестве Вырубовой, а после принятия тайного пострига – монахиней в миру Марией.

Портрет

Теплый взгляд, добрые глаза, полные неизреченной грусти, темное платье и черная лента в волосах – символ монашества и в тоже время знак памяти о царской семье – такой предстает на фотографии матушка Мария в последний год своего бренного существования. Кем была эта женщина – пока неканонизированной святой, мученицей, раскаявшейся грешницей, богатой женщиной, не отказывающей себе в удовольствиях или простушкой, на которую по странному стечению обстоятельств обратили внимание сильные мира сего. Мягкий образ подобен пластилину, из которого любой исследователь русской истории лепит, что ему угодно в зависимости от взглядов и политической конъюнктуры.

И сколько бы не было сломано копий по тем или иным поводам разгадать эту личность невозможно без ощущения тайны времени, ее судьба принадлежит эпохе революционных бурь и потрясений, началу XX века, пусть и прожила эта женщина долгие 80 лет, закончив свой земной путь в 1964 году.

Когда начинаешь читать чужую книгу жизни, самыми насыщенными оказываются пик карьеры, драматические страницы биографии, все остальное – лишь воспоминания и осознание былого. Не будем лукавить, для праздной публики короткая пьеса Анны Вырубовой завершилась в 1920-х, потом занавес упал, и все стало неинтересным. Но как же это сложно, очень сложно и совсем не так, как кажется.

Памятник роду Танеевых

Некрополь мастеров искусств. Именно здесь, на бывшем Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры похоронены представители нескольких поколений славного рода Танеевых, начиная от прадеда Анны Вырубовой и заканчивая ее отцом. Естественно, когда в советское время в честь 100-летия со дня рождения А.С. Пушкина решили создать своего рода пантеон великих деятелей культуры, все «обывательские» могилы оказались разоренными и частично уничтоженными.

Зато с других кладбищ перенесли останки с надгробиями или просто надгробия тех, кто, по мнению партийного руководства, был достоин такой почести. Но течет время и все меняется в этом мире.

И в прошлом году, в честь 55-летия со дня кончины любимой фрейлины императрицы «Общество памяти Святых Царственных мучеников и Анны Танеевой в Финляндии» установило в юго-восточной части некрополя памятник, на сером камне которого выбиты имена тех представителей Танеевых, чьи тела лежали в здешней земле. Лежат ли они теперь – никто этого не знает. Но само место их былого упокоения указано с максимальной степенью вероятности.

Стоять здесь тяжело. Серый камень мемориала гармонирует с серым днем начала декабря. Нет снега, кое-где пробивается хиленькая зелень травы, на которой лежат прелые листья. Погост всегда печален, еще печальнее, «музейный» погост, где на могильных плитах читаешь лишь имена великих и по большей части великие скульпторы трудились над созданием надгробий и памятников.

Правда, подобная выборка тоже всего лишь причуда времени. Некогда громкие имена переходят в небытие, зато всплывают иные, казалось бы давно забытые. Возможно, придет время, и для дальнейших восстановлений – например, церкви-усыпальницы, освященной во имя чудотворной иконы Тихвинской Божьей Матери и для могил благотворителей, праведников, государственных деятелей, промышленников, похороненных возле нее.

Хотя трудно предположить, куда повернет флюгер общественного мнения, и не станет ли гореть в горниле расхожих представлений и «само-собой» разумеющихся размышлизмов и твоя жизнь, как это некогда случилось с Анной Вырубовой – подругой последней российской императрицы.

Опора трону

Можно сказать, что Анечка родилась с золотой ложкой во рту. Старшая из детей Александра Сергеевича Танеева, статс-секретаря и главноуправляющего Собственной Его Императорского Величества канцелярией имела все возможности для развития и любые материальные блага. Все шесть отделений канцелярии не что иное, как прообразы современных министерств.

Первое отделение, возглавляемое ее отцом, занималось финансами, подготовкой высочайших указов, приказов и рескриптов, представляло царю доклады и прошения. Должность переходила по наследству от отца к сыну. Первым занявшим этот пост стал прадед Анны – полный тезка ее отца и видный государственный деятель времен Александра I.

Род Танеевых служил царю и Отечеству около 500 лет. Среди его представителей были стольники, стряпчие, воеводы, генералы, многих выдвигали на выборные должности, например, в уездные или губернские предводители дворянства.

Мать Аннушки Надежда Илларионовна, в девичестве Толстая была праправнучкой фельдмаршала М. И. Кутузова, и по сложившейся традиции большинство ее предков предпочитало воинскую службу.

После Анны, рожденной в 1884 году в Ораниенбауме, на свет появилось еще трое детей - сын Сергей и две дочери – Александра и Елизавета.

Аннушкино детство проходило в основном в Москве и в подмосковной усадьбе матери Рождествено. Соседями по имению были не только родственники — князья Голицыны, но и великий князь Сергей Александрович с супругой Елизаветой Федоровной или как называли ее близкие, Эллой, которую ребятишки Танеевых просто обожали. Будучи бездетной, она уделяла им немало своего драгоценного времени – беседовала, играла, дарила подарки.

Нельзя забывать, что Елизавета – родная сестра супруги Николая II, императрицы Александры Федоровны. Можно сказать, что Аннушкина судьба оказалась предопределенной с детства – Танеева просто обязана была стать фрейлиной. Этого требовали воспитание, долг перед своим родом и стечение обстоятельств.

В один прекрасный день уже после своей коронации императрица Александра посетила подмосковное имение родной сестры. Там двенадцатилетняя Аня впервые и увидела свою будущую сердечную подругу. Великая княгиня Елизавета оставила маленьких гостей играть в гостиной и поспешила навстречу царице.

Чем покорить императрицу?

Конечно, человеку, приближенному к царской особе, проще расположить эту самую особу к своей семье. Например, Танеев время от времени мог приносить императрице подарки от своих детей - рисунки и поделки.

Хотя нельзя сказать, что это оказывало стопроцентное действие. Императрица благодарила, хвалила работы, но при этом всегда замечала, что, дескать, русские барышни не знают ни хозяйства, ни рукоделия и ничем, кроме офицеров, не интересуются.

Истинному сближению поспособствовала музыка. Александр Сергеевич общался с юной государыней не только по долгу службы. Их объединили музыкальные упражнения.

Узнав, что главноуправляющий первого отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии получил великолепное музыкальное образование, занимался теорией композиции у Ф. Рейхеля в Дрездене, затем в Петербурге у Римского-Корсакова, написал не одно музыкальное произведение, императрица время от времени стала приглашать его для игры в четыре руки.

Все же, наверное, музыкальные таланты – это нечто наследственное. Сейчас мало кто вспоминает одноактную оперу Александра Танеева «Месть Амура», поставленную в 1900 г. на сцене Эрмитажного театра в декорациях Александра Бенуа, но вот романсы Сергея Танеева, выходца из того же рода, пусть немного и другой ветви, знают все.

Анна Танеева обладательница высокого сопрано, не только прекрасно пела, но и хорошо играла на фортепиано, оказывалась в курсе всех музыкальных событий. Не зря их дом всегда был открыт как для именитых, так и для начинающих композиторов. В свое время сюда захаживал сам П.И. Чайковский, поэтому при личном знакомстве ей бы не составило труда в приватной беседе развлечь императрицу, тоже интересующуюся музыкой.

В 17 лет Анна Танеева официально представлена Александре Федоровне в Петергофе. В первую же зиму она побывала на 32-х балах и упивалась придворной жизнью, но заветный шифр получила лишь в 1904 году, до этого ей пришлось пережить свое первое серьезное испытание.

Тиф

Девушка металась в бреду. Голова гудела от боли, тело ломало, ей хотелось пожаловаться близким, но от жара она почти потеряла слух и возможность говорить. Ей представлялись то картины недавней суетной жизни, то лица родных и знакомых, губы шептали молитвы и вдруг каким-то внутренним зрением она увидела отца Иоанна Кронштадского, который приходил к ним несколько раз, когда она была еще ребенком.

«Не бойся, я с тобой, тебе будет лучше» - пронеслось в ее голове. Его, надо позвать его. Нечеловеческим усилием она смогла написать на клочке бумаги «о. Иоанн К» и потеряла сознание. Потом в полузабытьи Анна будто следила, как отец Иоанн приближается к их дому и совсем не удивилась, увидев его склоненным над своей постелью. Это не было сном, Александр Сергеевич все же послал телеграмму в Кронштадт.

Всероссийский батюшка отслужил молебен, положив епитрахиль на голову болящей. А потом к вящему ужасу присутствующих взял стакан воды, благословил еле живую Анну и облил ее с головы до ног. Родные тут же подскочили, стали вытирать горячее тело, но возможно такой святой «душ» ей только и был нужен. Больная заснула, на следующий день жар спал, вернулся слух, она начала поправляться.

Можно долго спорить о том, что же все-таки произошло. Для самой Анны нет ничего более очевидного. Сначала все совершается на духовном плане, потом в реальной жизни. Праведник может упросить Бога не забирать душу грешницы, а уж потом дело докторов вылечить ее страдающее тело.

Тифозная горячка имела сразу несколько последствий. Танеева потеряла здоровье, преследовать ее стали, в том числе, и болезни сердца, в дальнейшем все это скажется на ее привлекательности, она приобретет лишний вес и станет мишенью насмешек более грациозных сверстниц. Но главное она уверовала в духовную силу отдельно взятого человека, святого, старца, причем, уверовала безусловно. Отныне в любой неординарной сильной личности, говорящей о Боге, она была готова увидеть мессию. Анна захотела быть ведомой человеком, который станет решать многое за нее. А, ведь не зря говорится - по вере вашей, да будет вам. Правда подобная экзальтация еще больше сблизит ее с государыней и положит начало большой искренней и где-то роковой дружбе.

Знакомство с Распутиным

Вопреки расхожему мнению, что именно Танеева ввела в царскую семью Григория Распутина, все было совсем не так. В жизни Анны Александровны пресловутый старец появился накануне ее свадьбы в 1907 году, к тому времени и Николай II, и Александра Федоровна его уже неплохо знали.

Познакомилась фрейлина с «божьим человеком» через тех же черногорок, жен великих князей, что и царская семья. Милица и Стана (Анастасия) в духе того времени увлекались оккультизмом, таинственными явлениями и Григорий как нельзя лучше соответствовал их устремлениям влиять на царский двор через явленного пророка в интересах Черногории, задолжавшей австрийским и другим банкам огромные суммы. Как только устремления не оправдались, гнев принцесс был страшен.

Но в счастливый период дружбы с Распутиным они показывали его сановному люду с изрядной регулярностью. Танеева пришла спросить старца о будущем замужестве, но так перенервничала, что пролепетала лишь просьбу помолиться, чтобы она смогла «всю жизнь положить на служение Их Величеством». Понятно ее волнение, замужняя женщина должна была оставить фрейлинскую должность, а находиться постоянно с императрицей не позволял статус, для того существовали более сиятельные дамы.

Распутин сказал, что все «так и будет», как она хочет. И лишь позже, придя домой, она нашла письмо Станы, где говорилось, что брак Танеевой, по мнению Распутина, будет неудачным.

Дом Теппера

В Пушкине близ Александровского парка на углу Средней и Церковной улиц стоит маленький уютный дом. Его классические пропорции выдают постройку конца XVIII - начала XIX века. Когда-то здание принадлежало Царскосельскому лицею и занимал его преподаватель музыки и пения Людвиг Вильгельм Теппер де Фергюссон -талантливый пианист, получивший музыкальное образование в Вене.

Сюда на огонек, а вернее на музыкально-литературные вечера слетались юные дарования, увлекавшиеся музыкой и литературой, - Пушкин, Дельвиг, Кюхельбекер, Яковлев и другие. Лицеисты называли своего учителя «добрым Теппером», «нашим почтенным другом», «превосходным виртуозом и столь же превосходным человеком». Чуть позже дом перешел в собственность историка генерала-майора Липранди, считающегося прототипом Сильвио из пушкинской повести «Выстрел».

А уже в XX веке строение приобрел дед Анны Танеевой, сюда-то после замужества, поближе к Царскому селу и перебралась теперь уже бывшая фрейлина. По случаю императрица подарила своей любимице стулья и немного дорогой мебели. Анна страдала.

Брак не задался, морской офицер Александр Вырубов, герой Цусимы, прошедший японский плен, отличался вспыльчивым характером. У супругов так и не началась интимная жизнь, к тому же Анна Александровна испытывала романтические чувства совсем к другому человеку – командиру лейб-гвардии уланского полка А.А. Орлову.

Постылый союз продлился чуть больше года, после чего муж и жена разъехались, чтобы никогда больше не встречаться. Вырубов завел другую семью, у него появились дети и он забыл жизнь с Аннушкой, как кошмарный сон. Примечательно, что Анна Александровна вошла в историю именно как Вырубова, хотя ее мало что связывало с этой фамилией.

После расставания с мужем Анна еще больше сблизилась с царской семьей, став подругой царицы Александры. И ее дом близ императорской резиденции был ей в том большой подмогой. Здесь они могли встречаться с императрицей и ее детьми неофициально, без лишних глаз. Сюда мог захаживать по случаю и Распутин.

Немного психологии

Я всегда задаю себе вопрос, почему? Почему Анна Вырубова стала объектом критики и издевательств, почему, в том числе и ее персону, использовали как фомку для взлома государственности царской России.

Только ли потому, что живя в мире светских условностей, она пыталась действовать по воле сердца - по-настоящему, любила, по-христиански прощала, только ли потому, что была одинокой, полноватой женщиной, соломенной вдовой, за которую могла заступиться лишь венценосная особа, по сути, такая же одинокая и непонятая, страдающая из-за болезни единственного сына. Но почему именно Анна так привлекла государыню?

Ведь у той же Анны была сестра – Александра, названная так в честь императрицы, тоже фрейлина, в замужестве фон Пистолькорс, вышедшая замуж за сына от первого брака скандально известной Ольги Валерьяновны, получившей после морганатического союза с представителем царской фамилии княжеский титул и фамилию Палей. Такая очень дальняя родственница царским особам по свойству.

Возможно, императрица просто не любила успешных женщин, сделавших карьеру благодаря связям, титулам весь этот тухлый великосветский бомонд, ненавидящий ее за то, что она одаривает вниманием «не тех людей».

Наверное, водораздел любви – нелюбви проходил и по линии признания – непризнания духовной силы Распутина. Одни видели в нем святого, другие поносили как развратника и грязного мужика. Анна Вырубова видела его глаза, проницательные, «как у отца Иоанна Кронштадтского», верила в силу его молитв, а как не верить, если по слухам происходило так, как он говорил, если обещал, что некто поправится, тот поправлялся, если говорил обратное, то тоже сбывалось.

Посему и вела она себя несколько странно, почитая его, несмотря на его нестандартное поведение в обществе. А тому нравился эпатаж, который приносил ему больше и больше известности, монетезировав которую он помогал бедным, бродягам разного калибра да своим односельчанам из далекой сибирской глубинки.

Императрица верила, что старец спасает наследника, хотя вполне возможно, что он просто имел дар утешения. Сказать в нужное время незамысловатые слова – это тоже искусство.

Странным все же было это время и очень похожим на наше. Либеральная пресса исходила на дерьмо, очерняя всеми силами царский двор, пускала нелепые слухи, которым слишком многие верили.

А на деле Вырубова, участница диких «оргий» оказывается девственницей, император – невиновным в растратах, императрица совсем не шпионка, зато грехов у тех, кто придумывал небылицы – хоть отбавляй и самый главный – политическая импотенция, инфантилизм, неспособность управлять огромной страной и строить в ней нечто созидательное.

А Распутин? Распутин успокаивал истеричных женщин эпохи декаданса, в полусветских салонах играл роль гвоздя программы, был своего рода остренькой приправой к вечному празднику жизни с бассейнами шампанского и к кутежам в шикарной забегаловке под названием «Яр». А исцеления? Кто его знает, были они или нет, согласно православным канонам, исцеляет все равно только Бог, впрочем, действие его странного дара Вырубова в полной мере испытает на себе.

Вера Гедройц

В 1914 началась Первая мировая, проклятая война, которую Российская Империя не переживет. Страна платит дань кровью, большей, чем любая страна из участвующих в конфликте. Со временем начнутся перебои с продуктами, которыми умело будут пользоваться противники царской власти.

А пока императрица с дочками и большинство из женского придворного окружения активно работает в госпиталях. В Царском Селе развернут эвакуационный пункт для раненых с несколькими десятками лазаретов. Александра Федоровна, великие княжны Ольга и Татьяна прошли курс подготовки сестер милосердия, который подготовила для них княжна Вера Гедройц, легендарная женщина-хирург, выпускница хирургической школы университета Лозанны, работавшая в полевых госпиталях во время русско-японской войны.

К тому времени она рассталась с мужем, вернула свои титул и фамилию и с головой ушла в работу, попутно занимаясь и литературным творчеством (вхождение в провозглашенный Гумилевым «Цех поэтов», как говорится, обязывало).

Должность ведущего хирурга в третьем лазарете, организованном в здании Дворцового госпиталя (ныне главное здание Городской больницы № 38 им. Н. А. Семашко) требовала от нее постоянных контактов с царской семьей.

Это под ее руководством Александра Федоровна делала перевязки, именно ей царица ассистировала во время операций. Зачастую венценосной сестре милосердия приходилось выносить из операционной отрезанные конечности и наводить чистоту в помещении.

Цесаревны были от этого избавлены, они лишь делали несложные перевязки и развлекали раненых своим присутствием. Вырубова тоже активно работала в третьем или как его еще называли Собственном Ея Величества лазарете, но в отличие от императрицы дружеские отношения у Анны с княжной Гедройц не сложились. Та презирала Распутина, Вырубовой приходилось терпеть насмешки и издевательства. Вера Игнатьевна была горазда на разного рода выдумки, и находила время для их распространения.

Впрочем, вряд ли это было просто так, она сочувствовала умеренным революционным кругам и в свое время даже возглавляла одну из ячеек конституционно-демократической партии.

Но очень скоро по воле свыше двум «заклятым» подругам по лазарету поневоле пришлось общаться теснейшим образом, причем Вырубова оказалась всецело во власти Гедройц.

Лидия Шундалова

(Продолжение следует)

Фото facebook.com



Другие новости


 Лидия Шундалова: Вечная классика Мариинки
Лидия Шундалова: Ферапонтов монастырь. Дионисий-иконник. Окончание
Лидия Шундалова: Ферапонтов монастырь: свет невечерний

Новости портала Я РУССКИЙ