Михаил Васьков: Хоккей нашего детства: к 45-летию суперсерии 1975-1976

 Михаил Васьков: Хоккей нашего детства: к 45-летию суперсерии 1975-1976

28/12/2020 14:44

Москва, Михаил Васьков, NEWS.AP-PA.RU А вот что касается «профессионализма», встреча показала, что для американцев и советских, это понятие несколько разнилось.

 

 

Не знаю, для кого как, а для меня, представителя поколения рожденных в СССР в конце пятидесятых – начале шестидесятых, одними из главных впечатлений детства и юности были матчи наших хоккеистов с заокеанскими профессионалами – «суперсерии», как их потом метко назовут журналисты.

На залитом льдом школьном дворе или на хоккейной «коробке» возле дома мы потом, разбившись на «наших» и «канадцев», до мельчайших подробностей повторяли сценарии особо запомнившихся поединков.

 

«А в чем разница-то?»

Родоначальники игры в шайбу – «канадские профессионалы» (как их называли комментаторы), все как на подбор без защитных шлемов (мол, не боимся ничего!), с ниспадающими на плечи локонами по тогдашней западной моде, жующие дефицитную в Союзе жвачку, габаритные, нагловатые, уверенные в себе, с великолепным катанием и техникой, особо искусные в силовой борьбе, казались нам эдакими ледовыми «рыцарями», выходцами из какого-то другого мира… 

Впрочем, «давеча не то, что нонеча» – не все лучшие силы тогда были сосредоточены, как сейчас, за океаном. Мощь советского хоккея росла год от года, а популярность его в 1960-70-е была такова, что с приходом холодов в КАЖДОМ дворе ребятня дотемна гоняла шайбу, у взрослых же только и разговоров было, как во вчерашнем матче Михайлов классно обвел троих, Рагулин мощно припечатал соперника к борту, а Зингер спас свои ворота от неминуемого гола…

Помню, вечерами, а если шла прямая трансляция из Северной Америки – то и ночами, мы, тогдашние мальчишки, как и миллионы наших родителей, дедушек и бабушек, в буквальном смысле этого слова припадали к выпуклым экранам ламповых черно-белых телевизоров и, затаив дыхание, наблюдали за волшебным действом, в которое превращали обыкновенную, вроде бы, спортивную игру Александр Якушев и Валерий Харламов, Фил Эспозито и Бобби Кларк, Владислав Третьяк и Кен Драйден, Валерий Васильев и Александр Мальцев, Бобби Халл и Поль Хендерсон…

Оно и немудрено – ведь во времена моего детства и юности хоккей в СССР окончательно обошел по всенародной любви футбол, тем более, что с 1960 года наши «кудесники кожаного мяча» ничего серьезного на международной арене больше не выигрывали. А вот советских хоккеистов – бессменных чемпионов мира и Европы, Олимпийских игр болельщики просто боготворили.

Наших прославленных мастеров клюшки и шайбы мы всех знали не то, что по именам и фамилиям, а и в лицо! Разбуди меня ночью, я и то мог бы назубок назвать состав сборной или своих любимых клубов – «Спартака» и «Крыльев». (За красно-белых болел с детства, за них потом играл мой брат, а «Крылышкам», как и любой кунцевский и сетуньский пацан, стал симпатизировать с момента переезда клуба в Сетунь – мол, у нас есть своя районная команда!). 

Ледовые чудо-богатыри платили народу за свою популярность сторицей – бились с канадцами, американцами, чехами, финнами и «разными там прочими шведами» так, что искры из коньков высекали! Причем, бились самоотверженно, не щадя себя, и, заметьте, не за деньги, означенные в контракте (тогда и слова-то такого не было – «контракт»), как, извините, подавляющее большинство нынешних спортсменов, а за честь страны и флага! Да-да, были тогда в ходу такие старомодные для кого-то понятия!

Конечно, возразят мне, сейчас другое время. Канули в Лету идеалисты-бессребреники и романтики. Нет давно той страны, за которую сражалась на льду «великолепная пятерка и вратарь» в красно-белой форме с буквами «СССР» на груди. Спортивные чиновники считают почему-то теперь незазорно выступать в «нейтральном статусе», под белым флагом, без гимна, без надписи страны на свитерах…

Да и хоккей стал другой – более скоростной, силовой. Правда, на мой взгляд, и более бестолковый – советскую систему игры в пас, равных в которой у нас не было в мире, сменила более примитивная канадская «бей – беги!».

Другая тактика, скажут, другое видение игры тренерами, другая техника у игроков, даже экипировка и то другая – «доспехи», защитная амуниция, даже клюшки теперь не деревянные, а карбоновые или кевларовые! И болеют большинство зрителей по-иному, без скандирований и оваций, без того «драйва» и пиетета, а вполне «по-буржуйски» – развалившись в креслах, жуя поп-корн и попивая вонючий кофе из закрытых стаканчиков (прямо провинциальная американская киношка прошлого века!).

Всё так. Но вместе с поп-корном, кофе, электронной системой опознавая лиц и тотальным досмотром зрителей, устраиваемым «цириками» на входе (шмоняют словно зэков в строгой зоне!) из хоккея безвозвратно ушел дух романтики и бесшабашности, гусарского лихачества, молодецкой удали и отваги, бунтарства юности, энергии и мощи, монументальности и внушительности, передававшейся от сверхдержавы (коей тогда была наша страна), а также изысканного мастерства и искусства, русской сноровки и смекалки, непредсказуемости и интриги, волшебства и таинства…

Хотите пари? Каждому готов поставить кружку пива, кто назовет навскидку хотя бы дюжину ведущих игроков национальной команды. Ну как, вспомнили фамилии? То-то! Вот вам и вся разница между хоккеем нашего детства и нынешним.

Разве что в играх юниоров да молодежных команд (как хорошо, что есть у нас МХЛ!), еще не успевших «опрофессионалиться» до сухого рационализма, сохраняется еще то, чем был жив, силен и славен советский хоккей – ребята рубятся от души! Не случайно, наверное, что молодежный чемпионат мира котируется у настоящих болельщиков, гурманов хоккея, гораздо выше чемпионата «взрослого», не говоря про всякие Евротуры и прочий суррогат.

 

Советские клубы против клубов НХЛ

Но ближе к делу, то бишь – к конкретике. После суперсерии 1972 года (которую мы проиграли, уступив одну шайбу в драматической концовке заключительного матча в Москве) и суперсерии 1974 года (которую мы безоговорочно выиграли), «высокие договаривающиеся стороны» пришли к соглашению о проведении за океаном (ранее игры проводились и в городах Северной Америке, и в Москве) серии между клубными командами СССР и НХЛ (Национальная Хоккейная Лига). Матчи назначили на конец декабря 1975-го – начало января 1976-го.

Говорят, заокеанские хоккейные боссы хотели таким образом реабилитироваться перед своей публикой: наши выиграли суперсерию-1974 с большим отрывом (4 победы, 3 ничьи, 1 поражение). И в переговорах с советскими спортивными чиновниками говорили, мол, сборные команды для лучших лиг Северной Америки нехарактерны (профессионалы тогда до чемпионатов мира под эгидой Международной федерации хоккея не допускались), что они сильны именно клубами. Давайте сыграем клубами, вот тогда уж точно выясним, какая школа хоккея – североамериканская или советская лучше.

Хотя формально НХЛовцам, вроде бы, и стыдиться-то было нечего – ведь в семьдесят четвертом сборная Канады, проигравшая по всем статьям, была составлена из игроков мелькнувшей в семидесятые за океаном ярким метеором альтернативной НХЛ профессиональной хоккейной лигой – ВХА (Всемирной Хоккейной Ассоциацией).

Поскольку поединки новой серии проводились только в США и Канаде, то приглашенным для участия в турне советским клубам разрешили усилиться игроками других команд Высшей лиги. Организаторы пригласили за океан два лучших на тот момент коллектива из Москвы – ЦСКА, чемпиона сезона 1974/75, да и вообще однозначного фаворита тех лет) и «Крылья Советов», серебряного призера-1974/75, чемпиона и обладателя Кубка СССР сезона 1973/74.

Армейцев для рекламного антуража и привлечения народа на трибуны в англоязычном варианте обозвали “Red Army” («Красная Армия»), а «Крылышки» – “Soviet Wings” («Советские Крылья»). Нашим командам предстояло провести по четыре поединка каждой с клубами НХЛ.

Против армейцев Лига выставила сильнейших – «Монреаль Канадиенс», лидера регулярного чемпионата и будущего обладателя Кубка Стэнли сезона 1975/76 да и вообще в те времена однозначного фаворита), «Филадельфию Флайерс», обладателя Кубка Стэнли последних двух сезонов, «Нью-Йорк Рейнджерс» и «Бостон Брюинс».  

Против профсоюзного коллектива, представлявшего московкий авиапромовский завод ВИЛС, НХЛовские боссы выставили команды чуть послабее, но тоже с репутацией – «Питсбург Пингвинс», «Баффало Сейбрс» (тогда у нас писали – «Буффало», через «у»), «Чикаго Блэк Хоукс» (в тогдашней транскрипции через два слова) и «Нью-Йорк Айлендерс».

Приведем составы наших команд. ЦСКА: вратари – Третьяк и Адонин (запасной); защитники – Васильев, Гусев, Лутченко, Цыганков, Кузькин, Волченков, Локотко; нападающие – Михайлов, Петров, Харламов, Викулов, Жлуктов, Борис Александров, Попов, Солодухин, Мальцев, Глазов, Волчков, Кутергин, Лобанов. Тренеры – Константин Локтев, Вениамин Александров.

Как видим, армейцы усилились динамовцами Васильевым и Мальцевым, ленинградским армейцем Солодухиным. «Крылья Советов»: вратарь – Сидельников; защитники – Ляпкин, Тюрин, Крикунов, Глухов, Бабинов, Кузнецов, Терехин, Лапин; нападающие – Лебедев, Анисин, Бодунов, Шалимов, Шадрин, Якушев, Котов, Репнев, Капустин, Климов, Расько, Маслов, Гостюжев. Тренер – Борис Кулагин.

«Крылышки» были таким образом усилены (или, как шутил мой соседи и приятель Леша Воробьев, – «ослаблены») шадринским звеном красно-белых и еще одним спартаковцем – защитником Юрием Ляпкиным.

Вместе с советскими хоккеистами, тренерами, техническим персоналом и, как водится, «членами делегации» – спортивно-партийными функционерами за океан направились и наши ледовые арбитры Юрий Карандин и Виктор Домбровский, пожалуй, лучшие судьи тех лет.

По договоренности с организаторами суперсерии, советские рефери вместе со своими северамериканскими коллегами должны были судить предстоящие матчи и в качестве главных судей, и в качестве лайнсменов.

 

На лед приглашаются…

Серия открылась ровно 45 лет назад – 28 декабря 1975 года матчем в Нью-Йорке, где в переполненном до отказа (17 500 зрителей) «Мэдисон сквэр гардене» «Рейнджеры» принимали армейцев.

«Синерубашечники с Бродвея» в те годы были, что называется, крепким середняком – нередко обыгрывали грандов, регулярно выходили в плей-офф, а в сезоне 1971/72 даже дошли до финала, уступив Кубок Стэнли бостонцам. В составе бродвейцев тогда блистали такие звезды, как Род Жильбер, Фил Эспозито, Жан Ратель, знакомые советским любителям хоккея по суперсерии-1972, Уолт Ткачук, Стив Викерс.

Викерс и открыл счет на первой же минуте встречи, забросив шайбу с подачи Эспозито и Жильбера. Но наши довольно быстро освоились и стараниями Александрова, Викулова (2), Харламова, Петрова (2) и Михайлова к началу третьего периода довели счет до неприличного 7:1.

Только после этого «красноармейцы» немного расслабились и позволили Эспозито и Жильберу слегла подсластить горечь поражения – 3:7. Начало хорошее! Любопытно, что первый матч суперсерии-1975-76 завершился с точно таким же счетом в нашу пользу, как и первый матч серии 1972 года.

«Крылышки» на следующий день в Питтсбурге на «Сивик-арене» также забросили семь шайб тамошним «Пингвинам», среди которых, прямо скажем, знакомых для советского болельщика фамилий не было. Авторами голов у наших стали Анисин, Шадрин (2), Шалимов, Якушев, Репнев и Ляпкин.

 

Матч века

Следующий матч – в исполнении армейцев и «Канадиенс», который команды сыграли вечером 31 декабря (в Москве из-за разницы во времени уже наступил 1976 год), с легкой руки газетчиков вошел в анналы спортивной истории, как «матч века», «идеальный, эталонный хоккей». Это была единственная встреча серии, которая состоялась на территории Канады, в Монреале, в знаменитом «Форуме».

В составе «славных трехцветных», безоговорочно доминировавших в НХЛ с середины шестидесятых до конца семидесятых (они, кстати, и в сезоне 1975/76 стали не только обладателями Кубка Стэнли, но и победителями регулярного первенства) сияло тогда целое созвездие выдающихся мастеров.

Ценители хоккея всего мира до сих пор с придыханием произносят имена подопечных знаменитого тренера Скотти Боумена – Кен Драйден и Ги Ляпойнт, Серж Савар и Ларри Робинсон, Пьер Бушар и Ги Ляфлер, Ивон Ламбер и Марио Трамбле, Иван Курнуайе и Пит Маховлич, Стив Шатт и Боб Гейни… Что ни имя, то легенда! Что ни игрок, то эпоха!

А какая изысканная доброжелательная публика, искренне ценящая игру и прекрасно разбирающаяся в ней, заполняла в те времена «Форум»! 19 тысяч счастливых обладателей билета на матч встречали аплодисментами не только своих любимцев, но и тех, кого в условиях Холодной войны западная пропаганда без устали называла «врагами». А когда диктор произнес фамилии Третьяка и Харламова, то монреальцы устроили просто настоящую овацию!

Автор этих строк смотрел сей матч, как и все советские любители спорта, утром 1 января 1976 года. Кстати, в день премьеры самого знаменитого нашего «новогоднего» фильма – «Ирония судьбы или с легким паром». Его показали вечером. Хоккей же пустили в записи ровно в полдень по Первой программе.

Наши СМИ, дабы не спугнуть потенциальную зрительскую аудиторию, о результате поединка не сообщали, но я, как и многие мои знакомые, уже его знал. Откуда? Как водилось в те времена – из ночной передачи «Голоса Америки»…

Помню, очень спешил тогда к телевизору – Новый год встречал у бабушки и дедушки на другом конце Москвы на «Щелковской» и, проехавшись в пустынном метро до Кунцева, подоспел к экрану точно к первому вбрасыванию, которое Ги Ляфлер выиграл у Владимира Петрова. НХЛовцы сразу же ринулись в атаку и своим навалом (как, собственно, это было во всех встречах той серии) постарались подавить наших «любителей».

Меня всегда, кстати, умиляло это слово – «любители». Как будто наши офицеры или «инструктора физкультуры», числящиеся на заводах или на каких-нибудь автокомбинатах, чем-то отличались от «профессионалов»? Ведь их служба или работа заключалась именно в том же – играть в хоккей! И, извините, зарплату они получали за это, как и премиальные за победы.

Пересказывать в мельчайших подробностях перипетии того чуда-матча, державшего в напряжении болельщиков до самой последней секунды, думается, смысла не имеет – он выложен в сети и доступен на разных платформах. Нашему поколению есть возможность поностальгировать, а молодым, кто не видел воочию тот поединок в силу возраста, приобщиться к величию предков…

Стоит разве что напомнить общий ход событий. Счет на 4-ой минуте открыли канадцы. Это сделал Шатт. Затем на 8-ой они удвоили его – отличился Ламбер. Нашим пришлось догонять. Михайлов в начале второго периода (24-я минута) отыграл одну шайбу. Вскоре канадцы вновь ушли в отрыв – Курнуайе (30-я минута). Харламов под конец второй двадцатиминутки сократил разрыв (37-я минута).

Окончательный же счет встречи в третьем периоде (45-я минута) совершенно немыслимым тычком (другого слова-то и не подобрать!) установил Борис Александров – блистательный нападающий, хоккейный алмаз, который при правильной огранке мог превратиться в настоящий бриллиант советского хоккея! (Болельщики, дружно скандировавшие незамысловатое двустишие «Александров Борис – лучший в мире хоккеист!» были, в общем-то, не так далеки от истины).

Но, увы, воспитанник усть-каменогорской спортшколы в силу обстоятельств и своего характера так до конца и не раскрыл свой талант… 3:3, ничья!

 

Серия продолжается

«Крылья Советов» свой второй матч проводили в Баффало или по тогдашнему русскому произношению и правописанию – Буффало, с тамошними «Сейбрс» – «Саблями». Сезон 1974/75, предшествовавший клубной суперсерии, для молодого коллектива (осн. в 1970) стал пока и самым успешным в его истории. «Сейбрс» в регулярном чемпионате выиграли конференцию, а в плей-офф дошли до финала, уступив в шести матчах «Филадельфии Флайерс» 4:2.

Между тем фамилии «саблистов» нашим болельщикам мало что скажут. Из всего их тогдашнего состава нам известен, пожалуй, лишь Жильбер Перро – участник суперсерии-1972, привлекавшийся в сборную «Кленовых листьев» также на Кубок Канады 1976 и 1981 годов.   

«Сейбрс» вышли на лед под клубный гимн, коим они избрали… «Танец с саблями» советского композитора Арама Хачатуряна! (Мелодию эту, кстати, до сих пор исполняют под сводами «Кибенк-центра», заменившего старую арену «Баффало Мемориал Аудиториум», на которой и проводился описываемый матч).

И буквально смяли наших – к середине первого периода счет уже был 3:0 в пользу хозяев! Хотя «Крылышки» стараниями Репнева и Капустина две шайбы отыграли, но «Сабли» до перерыва забили еще одну.

Во втором периоде они наколотили в ворота Сидельникова еще пять (!) «банок», на что мы ответили опять только двумя – Репнев и Шалимов. 9:4 ко второму перерыву – кошмар! Третий период, по сути, превратился в пустую формальность. Профсоюзники «традиционно» забросили две шайбы – Капустин, Лебедев. Но хоккеисты города бизонов и в этом игровом отрезке забили больше – три гола. Общий счет 12:6 в пользу команды НХЛ.

Следующим соперником «Крыльев» был чикагский клуб «Блэк Хоукс». «Черные ястребы» в начале семидесятых хоть давненько и не добывали Кубка Стэнли, но пару раз выходили в финал плей-офф, частенько выигрывали свой дивизион в регулярном чемпионате.

Бобби Халл – самая яркая звезда чикагцев, правда, в поисках больших денег к тому времени уже перешел в ВХА – в «Виннипег Джетс», но в составе красно-черно-белых продолжали выступать такие мастера, как Кит Магнусон, а также участники суперсерии-1972 – брат Бобби Халла – Деннис, Стэн Микита, Билл Уайт и супер-голкипер, брат Фила Эспозито – Тони.

Матч «Крылышек» с «Ястребами» состоялся на Рождество, 7 января 1976 года. Первый период закончился 1:1, у нас шайбу провел Терехин, а вот во втором наши противника (как вы поняли, довольно серьезного) переиграли под чистую – 3:0! Авторами голов стали Капустин, Шалимов, Ляпкин. В заключительной двадцатиминутке Деннис Халл хоть и сократил разрыв в счете, но большего парни из Иллинойса добиться не сумели. 4:2 в пользу «Советских Крыльев»!  

Армейцам же на «третье» преподнесли «межвежатинку» – «Бостон Брюинс». В начале семидесятых это, надо сказать, был очень сильный коллектив. Ведомые суперзвездами – Бобби Орром, Джонни Буциком, Филом Эспозито (он был обменян в «Рейнджерс» прямо накануне сезона 1975/76), Джерри Чиверсом – бостонцы в семидесятом и семьдесят втором брали Кубок Стэнли, в сезоне 1973/74 стали победителями регулярного чемпионата, уступив лишь финале плей-офф «Филадельфии Флайерс» (в шести матчах – 2:4).

В составе бостонских «медведей» сверкали тогда и вратарь Жиль Жильбер, защитник Бобби Шмутц, форвард Дэйв Форбс, а также наши старые знакомцы по суперсерии-1972 защитники Брэд Парк, Жан Ратель и нападающий Уэйн Кэшмэн.   В общем, серьезные клиенты.

…Первый период окончился всухую, наконец, во втором обои ворота были распечатаны – сначала это сделал Форбс, а затем Харламов – 1:1. Он же забросил вторую шайбу, а Мальцев сделал счет 3:1. Под конец периода Ратель сократил разрыв. Едва началась заключительная двадцатиминутка, Цыганков проводит четвертую «банку». А победную точку на 49-й минуте ставит упомянутый выше Борис Александров. 5:2 в нашу пользу!

«Красная Армия», таким образом, свою заокеанскую «войнушку» выиграла, имея перед заключительным поединком две победы при одной ничьей.

 

Скандальный аккорд

«Крылышки» также свою часть серии выиграли – 3 победы, 1 поражение: последний матч «бело-сине-красные» провели 10 января в Нью-Йорке против «Айлендерс» и в упорном поединке победили со счетом 2:1. У наших ребят авторами голов стали Шалимов и Анисин, а у «Островитян» – знакомый советским болельщикам Брайан Тротье.

В составе американской команды играл еще ряд знакомцев – Жан-Поль Паризе, Дэнис Потвин, Кларк Жиль. «Айлендерс» тогда были «свежачком» лиги – их клуб был только основан (1972). Они, можно сказать, делали лишь первые шаги на пути к славе, в сезоне клубной суперсерии впервые пробившись в плей-офф. (Безоговорочными лидерами НХЛ они станут позже – на рубеже семидесятых-восьмидесятых, когда четыре раза подряд (!) возьмут Кубок Стэнли).

Армейцы свой «аккордный» матч проводили на следующий день, в первой столице США Филадельфии – «колыбели американской свободы и демократии», по изящному выражению тренера «Летунов» Фреда Широ. Он так и заявил: «Мы приветствуем великую русскую команду в колыбели свободы и демократии. Мы с ними – два величайших клуба в мире, и надеемся, что команды будут вести себя профессионально».

Что касается «величия», согласимся с Широ (этот наставник, кстати, был приверженцем тарасовской системы подготовки, и даже специально летал в СССР для ознакомления с ней!): ЦСКА – на протяжении многих лет ведущий клуб советской Высшей лиги, а начало семидесятых для «Филадельфии» – самое успешное время за всё пребывания клуба в НХЛ.

Дважды подряд, в сезонах 1973/74 и 1974/75 филадельфийцы брали Кубок Стэнли, в регулярном чемпионате были соответственно вторыми и первыми, т.е. на момент встречи с москвичами они были действующими чемпионами и обладателями главного трофея лиги.

За «Летунов» выступали будущие члены Зала славы НХЛ Бобби Кларк, знакомый нашему зрителю по суперсерии-1972 (именно этот кучерявый ледовый «пёс-рыцарь» в шестом матче в Москве сломал лодыжку Харламову), Билл Барбер и Берни Парент плюс такие звезды, как форварды Реджи Лич, Рик Маклиш, Дэйв Шульц с говорящим прозвищем «Кувалда», защитник Джимми Уотсон.

А вот что касается «профессионализма», встреча показала, что для американцев и советских, это понятие несколько разнилось. В самих стилях игры армейцев и «Летунов» был изначально заложен конфликт. У наших – классическая советская манера – распасовка, искрометные комбинации, коллективный хоккей. У пенсильванцев – силовой хоккей, индивидуальная, жесткая, грубая, переходящая часто за грань фола игра, стремление откровенно запугать, морально подавить, физически «убить» соперника.

Поединок обернулся грандиозном скандалом: Локтев увел нашу команду со льда. Вместе с руководителем советской делегации Колосковым они долго отказывались продолжать матч, несмотря на уговоры организаторов – президента НХЛ Кэмпбелла, директора Ассоциации игроков Иглсона (он-то, кстати, и вообще придумал все эти суперсерии) и владельца «Флайерс» Снайдера, которые грозили, что русские, мол, не получат ни цента из положенного за серию гонорара, если немедленно не вернутся на ледовую арену «Спектрума».

Что же произошло? «Летуны» диктовали ход поединка с самого первого вбрасывания, мощно брали «красноармейцев» на силовые приемы, прижимали их к воротам. Но до середины первого периода Третьяк успешно отражал все атаки. В это время только отбывший штраф за подножку защитник «летающих филадельфийцев» Эд ван Имп нанес удар локтем в голову лидеру ЦСКА Валерию Харламову, после которого форвард остался лежать ничком на льду больше минуты.

Судья Гилмор отказался давать штраф, утверждая, что все было в пределах правил. Локтев запротестовал, судья дал штраф нашим за задержку игры. Возмущенный тренер увел армейцев в раздевалку…

Как уж там американские, как теперь принято выражаться вслед за МИДом, «партнеры» (паскудное, на мой взгляд, словечко – как у педиков каких-то!) уговорили вернуться их на площадку и смириться со штрафом – гадать не стану. Только после этого инцидента игра у армейцев окончательно сломалась.

«Летуны» быстро распечатали ворота ЦСКА и своего уже не упустили, увеличив преимущество, и ведя к началу второго периода 3:0. Армейцы отквитали одну шайбу, это сделал Кутергин с передачи Попова, но в заключительной двадцатиминутке «Филадельфия» вколотила еще один гол. Окончательный итог матча – 4:1.

Результат в Штатах был преподнесен, как «небывалая победа американской школы хоккея над Советами». «Флайерс» отхлестали русских. Они – номер один в мире!», «Русские просят пощады, «Летуны» – летают!» – такими заголовками пестрела на следующий день заокеанская пресса.

У нас же, как вы понимаете, заголовки и комментарии были диаметрально противоположными. «Ледовое побоище», «Апофеоз хоккейного бандитизма», «Такой хоккей нам не нужен!», «Хулиганы с Брод-стрит» – и далее в таком духе.

«Комсомольская правда» опубликовала карикатуру на «Филадельфию», изобразив американских игроков в виде первобытных людей с дубинками наперевес вместо клюшек. Локтев за грубую игру и удары исподтишка вообще сравнил «Летунов» «с животными». На что в НХЛ отвечали, что, мол, да, «Флайерс» играют «силово», жестко, может, даже жестоко и агрессивно, но не грязно, всё в пределах правил.

Короче, каждый остался при своем мнении. В «Филадельфии» ту встречу до сих пор называют одним из величайших моментов в истории клуба. У нас же тот матч по сей день воспринимается не иначе как бойня, не имеющая ничего общего с настоящим хоккеем. Кто прав – можете рассудить сами: сей поединок тоже выложен в сети, и вы имеете возможность или еще раз пересмотреть его (кто постарше) или впервые прикоснуться к истории (кто помоложе).

Остается только добавить, что по просьбам организаторов турне советских клубов, так сказать, на «закуску», 12 января в Вашингтоне они провели выставочный матч «междусобойчик», окончившийся, как по заказу, вничью – 7:7. Знающие люди говаривали, что так, мол, оно и было на самом деле: после первого периода, когда армейцы вели в счете 4:1, был, якобы, «руководящий» звонок из Москвы – завершить встречу миром, что подчеркивало бы «одинаковую силу двух советских команд».   


Михаил ВАСЬКОВ

Фото ok.ru facebook.com

 



Другие новости


 Михаил Васьков: Забытый юбилей отечественного хоккея: 70 лет первому розыгрышу Кубка. Часть II
 Михаил Васьков: Забытый юбилей отечественного хоккея: 70 лет первому розыгрышу Кубка. Часть I
Михаил Васьков: Что это за IBU? Нашим спортсменам запретили символику в соцсетях

Новости портала Я РУССКИЙ