Анатолий Салуцкий: Памяти Юры Власова

Анатолий Салуцкий: Памяти Юры Власова

14/02/2021 22:11

Москва, Анатолий Салуцкий, NEWS.AP-PA.RU А в Токио случился конфуз. Юра считал, что Жаботинский его обхитрил, прикинулся слабым и Юра, желая рекордом закончить выступление, пропустил один вес.

 

Я имею право называть Юрия Петровича Власова просто Юрой, потому что в жизни мы много общались и называли друг друга по имени, запросто. Я вот подумал и понял, что с удовольствием написал бы о нём книгу, но времени сейчас на это нет. И потому оч. кратко приведу несколько малоизвестных историй из его жизни.

Начать хотя бы с Олимпиады 1960 года. Тяжеловесы выступали в последний день, Юра очень долго готовился и понял, что вот-вот перегорит. Что он сделал? За два дня до выступления плюнул на всё, на режим во всех смыслах, пошёл в какой-то кабак и жутко напился. Так жутко, что, вернувшись в "деревню", извините, облевал пол-туалета.

А жили спортсмены в отдельных номерах, но с одним туалетом на двоих - как сейчас в больницах бывает. И рядом с Юрой жил тоже великий тяжелоатлет Аркадий Воробьёв - полутяж. А он бы парторгом у штангистов. И утром сразу же доложил о происшедшем руководству команды.

Что делать? Те сразу телеграфировали через посольство в Москву - Власов нёс флаг СССР, а теперь оскандалился, с соревнований мы его под благовидным предлогом снимаем, чтобы избежать позора, и строго накажем. Но в Москве нашлись люди, которые ответили мудро: пусть выступает, а если сорвётся, вот тогда мы ему...

А Юра, освободившись психологически, выступил с блеском. Говорил мне: я же физически был готов на все сто, но надо было снять стресс. Об этом случае я, конечно, написал в "Комсомольскую правду", где тогда работал. Но дудки: публ иковать не разрешили. (Кстати, у тяжей это бывало. Василий Алексеев рассказывал мне, что на сборах в Подольске перед чемпионатом мира он недели за две до старта выпивал две бутылки коньяка и вместо тренировки ложился спать. А потом постепенно возвращался к обычному тренировочному режиму).

Кстати, Алексеев вытребовал у меня книгу "Особый район Китая", написанную отцом Власова и изданную Юрой. Отец-то его был одним из советников Мао Дзедуна в годы войны. Юра мне её подарил, а Алексеев зажал, не отдал.

А на Олимпиаде в Токио случился конфуз. Юра считал, что Жаботинский его обхитрил, прикинулся слабым и Юра, желая рекордом закончить выступление, пропустил один вес.

Жаботинский его взял, а следующий, рекордный Юре оказался не в подъём. Золотая медаль ушла Жаботинскому, Юре - серебро. И они год не общались. А Жаботинский тренировался на стадионе ЦСКА, почти рядом с домом, где жил Власов. И бывал я у Жаботинского часто, фуражка у него была грандиозных размеров, лежала на шкафу, как чемодан.

Я приезжал на "Жигулях"-копейке и, помню, как-то уезжал, завёл машину, газую, а она ни с места. Ничего понять не могу. Мне в окно Ригерт шепчет: а ты выйди, посмотри. Вышел, смотрю - а Жаботинский поднял задок автомобиля и держит, колёса в воздухе вертятся. Ну, это так, кстати, весело мы жили.

А однажды я решил отвести Жаботинского к Юре домой, помирить их. Получилось. Юра ему тоже подарил книгу про отца, а вдобавок показал настоящий пистолет, который ему разрешили носить, потому что были в его адрес некие угрозы. Жаботинский чуть с ума от боевого оружия не сошёл.

Кажется, я втянулся в воспоминания, а это дело опасное. Поэтому - лишь несколько ещё штрихов. Временно уйдя с помоста Юра поселился на даче в Менделеево - это посёлок напротив нынешнего Зеленограда, на другой стороне трассы. Оборудовал там помост, а главное, завёл корову и литрами пил молоко. За коровой ухаживали сами - он и жена Наташа. Без дураков, я сам видел, однажды даже помог. Потом был политический период его жизни, о котором здесь писать не хочется, Юра ведь и в президенты баллотировался.

Но особо, с душевным чувством не могу не вспомнить, как мы отмечали 40-летие моей любимой жены казачки Люськи - дома, с гостями. Был, конечно, Юра Власов, правда, без Наташи, Алексей Ив. Аджубей с Радой Никитичной, другие гости. Юра в тот раз загнул: "Хочу повторить этот стол через пятьдесят лет!" Но не дотянул, хотя и не так уж много.

А Рада подарила Люсе большой мальтийский крест из самоцветов, который ей подарила... ни больше, ни меньше английская королева, нынешняя. Крест потом уехал в Америку вместе с Мариночкой - как ценность на крайний случай, да так там и пропал, хотя я знаю, чьи руки его прибрали. Вот такие судьбы у вещей. Ну, извините, воспоминания, это штуковина такая...

Анатолий Салуцкий

 

Фото с сайта elot.ru

 

 

Новости портала Я РУССКИЙ