Лидия Шундалова: Прогулка по лабиринту. Остров Крутояр

Лидия Шундалова: Прогулка по лабиринту. Остров Крутояр

18/06/2021 13:07

Санкт Петербург, Лидия Шундалова, NEWS.AP-PA.RU Двойная спираль лабиринта вела к центру. Отчетливо выделялся вход. Сразу стало понятным – сооружение делалось на глазок.

 

 

Красив сезон петербургских белых ночей за городом, когда жарким июньским вечером бредешь вдоль залива и следишь за солнцем, как оно падает в рябь темной воды, выныривает из нее, будто оттолкнувшись от невидимой преграды, и опять начинает свой путь по небосклону.

И вспоминаешь пушкинское «Одна заря сменить другую спешит дав ночи полчаса»…

В этот раз вечерняя зорька была наособицу великолепна. Немеркнущий глаз небесного светила опускался в облако, все это напоминало гигантский колокольчик, в чашке которого плавал матово светящийся кругляш золота, испускавший в пространство лиловые, розовые и золотые нити.

Под такую иллюстрацию перебирать в уме прошедшие недавние события особенно сладко. Только что закончившееся сравнительно короткое путешествие вызывало в душе бурю чувств.

Во-первых, я осуществила давнюю мечту и увидела, наконец, каменные лабиринты на островах Выборгского залива, правда, не все, но даже эта малая толика доставила много пищи для размышлений.

Во-вторых, я окунулась в иной мир - в царство гранитных скал; островов, поросших черным лишайником; лунных пейзажей, будто сошедших со страниц книг; птичьих базаров.

Эта маленькая блистающая вселенная со своими законами будто нашептала мне свой сказ о катаклизмах прошедших веков: жестоких зимах и холодном лете, о леднике и людях, которые здесь когда-то жили.

Сама того не понимая, я попала в лабиринт новых идей, представлений, выбираться из которого буду еще долго. Да и само слово лабиринт, разве оно не относится к первичным, глубинным представлениям человека, есть в сущности этой незамысловатой спирали изначальное, непонятое пока, от чего захватывает дух.

Первый шаг

Солнце стояло в зените, когда наша небольшая компания подъехала к Контрольно-пропускному пункту в погранзоне – небольшую преграду на пути к Чистопольской бухте Выборгского залива, откуда и начнется путешествие на острова.

Рядом с административным зданием бродит собака самого что ни на есть дворового вида. Увидев людей, она подходит, нюхает протянутые к ней через забор колючей проволоки руки и виляет хвостом. От легкого ветерка сосны качают цветущими ветками, и сладко-терпкий аромат вкупе с жаром припекающего солнца навивает дрему. Из дверей выпорхнула миловидная девушка в форме, и, проверив документы, дала добро на въезд.

Ворота открыли, и мы поехали трястись дальше по изрядно разбитой грунтовке, лес пропускал нас, и сыпал, и сыпал на крышу внедорожника свою сосновую пыльцу.

Чистопольская бухта – это плавно спускающееся к воде гранитное плато. В прибрежной зоне – ни травинки, сплошной камень, лишь на небольшом отдалении видны редкие деревья – елочки да чахлые березы. Огромная стая лебедей, испугавшись шума, с гоготом устремилась прочь от берега в холодную гладь залива.

Мелькают белоснежные крылья, несколько секунд – и все вокруг очистилось, только у горизонта дразнили взгляд «белые поплавки» птиц размером с горошину. Первое, на что обращаешь внимание – множество островов. Один из них с маяком, казалось, парит в воздухе, воды вокруг него сливались с цветом неба, что было явным контрастом по сравнению с окружавшей их яркой синью.

Переправа на катере не была слишком длительной, до острова Крутояра – первой точки нашего путешествия – рукой подать, чуть меньше часа – и ты уже на месте. Но как сладко слушать шум мотора, подставлять лицо ветру и вдыхать запах моря и сосновой пыльцы, которую гоняют туда-сюда ласковые волны.

Котисаари

Берег острова, в который буквально впилился нос нашего катера - это заросли высокой травы, смешанный лес да песок с темными выемками от металлоискателя. Ищут, да как не искать на пустынном месте, куда трудно добраться, и где до войны находился процветающий поселок.

На Крутояре (Эссаари) люди жили примерно с 18 века. И колонизация его шла, скорее всего, не из Финляндии, а из Эстонии. Сам остров входит в архипелаг Питкяпааси, и является вторым по величине после так называемого Долгого камня. Здешнее поселение носило название Котисаари и занимало не только часть Крутояра, где стояло с десяток домов, но и львиную долю соседнего острова.

Печален этот край суши. Кажется, что остановились стрелки часов, и будто ураганом сметены все строения. Проходишь мимо бывших погребов со ступеньками, ведущими куда-то вниз, темных дыр колодцев, из которых ушла вода, бывшей каменоломни, где добывали гранит, и сердце сжимает холод.

Когда-то здесь жили, любили, страдали, ездили на материк, били морского зверя - моржей и тюленей, ловили водящуюся в изобилии рыбу, кто-то наверняка держал домашний скот, разводил кур, гусей и уток некоторые уходили на промысел – занимались добычей камня, многие не брезговали контрабандой, приносившей немалый доход.

В этих местах не было войны, и ни один снаряд не потревожил привычный житейский круговорот, но однажды по приказу финского правительства всем пришлось уйти отсюда навсегда – острова переходили к СССР, в нескольких километрах от Эссаари прочертили границу.

Говорят, что бывшие жители незаметно пробирались в покинутые дома, не зря они слыли контрабандистами, знающими каждый сантиметр своей земли и тайные тропы. Тогда по приказу уже советского командования все жилища были разобраны до фундаментов, дабы не было возможности устроить диверсию. Местная ли это байка или действительно так и было, сейчас трудно разобрать. Но можно ли совсем уйти из мест, которые были дороги? Наверное, нет.

Волшебная палочка воображения рисует, как когда-то было – дома, хозпостройки, и ты видишь даже лица людей – девиц с рыбьими глазами, мужчин, в недоумении рассматривающие «чужачку» - их черты тают в воздухе и размываются налетающим теплым морским бризом. Жутко. Возможно, это просто такое место – Котисаари, где прошлое мешается с настоящим. Но стоит ли отвлекаться на пустяки - впереди, за каменоломней ждет тот самый знаменитый лабиринт.

Улитка из камня

На небольшой площадке, лежали камни разного размера, явно собранные где-то в прибрежной части острова. Местами они скрывались под растущей травой, где-то она была старательно оборвана, видимо, уже в наше время.

Двойная спираль лабиринта вела к центру. Отчетливо выделялся вход. Сразу стало понятным – сооружение делалось на глазок. Последние витки получились неправильной формы, не вписались в отведенную площадь, а строители не стали перекладывать всю конструкцию. Так и осталась она чуточку кривобокой. Видно это было не столь важным.

Сразу признаюсь, о каменных лабиринтах я читала немного и единственная версия, с которой была более-менее знакома – гласила о том, что подобные сооружения делали протосаамские племена исключительно для культовых целей. Еще в 1927 году исследователь Соловецких лабиринтов и бывший заключенный СЛОН Николай Виноградов назвал их «древними святилищами».

В советское время данное утверждение превалировало над всеми остальными – возраст таких сложений оценивался примерно II – I тыс. до н.э. То, что это не совсем так, говорило многое. За рубежом ведущими были совсем другие версии и представления.

В наши дни, когда взрыв интереса к лабиринтам достиг своего пика из-за оккультных бредней и поисков мифической Гипербореи, каменными спиралями занялись снова, уже вооружившись усовершенствованными с помощью компьютерных технологий методиками измерений, и в частности лихенометрией – оценкой возраста по степени зарастания поверхности камня разными видами лишайников.

В итоге получилось, что например, самые древние шведские лабиринты восходят примерно ко времени Крестовых походов. Средние века, а никак не бронзовый век! Кроме того выяснилось, что большинство лабиринтов находятся в местах, которые в недавнем прошлом либо находились под водой, либо заливались ею и сохраниться на протяжении даже 3-х тысячелетий ну никак не могли. Зачем же это строили?

Покаянный путь?

В археологии сложилось на мой непросвещенный взгляд несколько странное негласное правило – не можешь объяснить, зачем некое сооружение или предмет были нужны тому, или иному народу – развивай религиозную версию. Духовные представления и практики древних объяснить сложно, если и вовсе невозможно, посему такой вариант беспроигрышный.

Но в случае с лабиринтами это совсем не так. Во-первых, если допустить их «молодой» возраст, должны остаться некие свидетельства, объяснения. Во-вторых, в Средние века лабиринт имел вполне определенный смысл - символический путь грешника к покаянию.

Изображение лабиринта можно, например, встретить на полу Шартрского собора под Парижем. По преданию путь к центру нужно проделывать на коленях. (Нечто подобное делаем и мы, обходя на коленях православный храм несколько раз по кругу с чтением молитв).

В Средневековье молитвенный проход по лабиринту в некоторых случаях приравнивался к паломничеству по обету. Идти по таким спиралям довольно сложно, лишь один из возможных вариантов приводит к цели.

В этой связи уместно упомянуть «лабиринтный обычай» «хождения по мукам» у новгородцев. Во время торговых сделок на полу расставлялись блюда, кубки самым замысловатым образом и купец, чьи заверения вызывали сомнения, должен был найти выход из лабиринта, не опрокинув ни один из предметов. Есть в этом что-то от Божьего суда или обетного зарока. Дал слово – держись, не справился – значит виноват.

Подобные упражнения в последующие века были оттеснены на периферию христианства, по идее они ближе к инициациям, гаданиям на удачу, магическим практикам, чем к официальной доктрине.

Иерусалим, Вавилон, Лиссабон, Париж

Покаянный путь грешника – это конечно, хорошо. Но есть ли свидетельства тому, кто и когда возводил лабиринты. Тут опять разброс и шатание, погружающее в зыбкое болото домыслов.

Где-то толкуют, что это были монахи, на Соловках поминают Петра I, иногда в качестве строителей выступали даже беглые соратники Пугачева. Сооружения возводили в честь побед над врагами, в ознаменование каких-либо событий иногда и просто забавы ради.

Что примечательно, в таких этнографических рассказах каменные спирали никогда не строили пришлые народы. Тем не менее, бытовавшие названия лабиринтов несколько странные – Иерусалим, Вавилон, Лиссабон и даже Париж.

Правда, несколько особенностей все же есть. На Русском севере - это всегда вавилоны, иерусалимы чаще всего встречаются в Швеции, лиссабоны и парижи – в Финляндии.

Общее у всех этих названий одно – это павшие, разрушенные города. Иерусалим и Вавилон были взяты неприятельскими войсками, Лиссабон изувечен во время землетрясения 1755 года, Париж в народном представлении пал в период Великой французской революции.

Теперь попробуем разобраться. Иерусалим – отсылает к крестовым походам, что подходит под версию покаянного пути, обетов и паломничеств. Лиссабон и Париж – относится к новому времени. Вавилон так и вовсе восходит к апокрифическим русским сказам о гибели центров власти и «царских» городах – Вавилоне, Константинополе и Москве. Народная традиция возводила преемственность московской государственности именно к Вавилону. Хотя гибель города греха, тоже назидательна. Но зачем христианину воскрешать этот образ?

Так почему возводили?

Что первым строят, когда приходят на новую, необжитую территорию? Крепость. А если это трудно сделать, а застолбить место все же следует? Тогда разумно чем-то обозначить свое присутствие, чтобы другим было видно. Каменные лабиринты чаще всего находят в местах промыслов, на побережье.

Быть может, это просто знак того, что сюда уже кто-то приходил, своего рода символ города. Интересно, что в некоторых случаях внешние круги лабиринта складывались из более крупных камней, чем внутренние, как бы имитировали стены цитадели.

Так это или нет, но всегда любой объект культуры следует рассматривать не сам по себе, а вместе с окружающей обстановкой и деятельностью людей, живших в данном месте. Чтобы убедиться, что лабиринт отнюдь не всегда является древним сооружением, и скорее всего, связан с родом занятий, следует прокатиться к острову Отрадный.

Лунный пейзаж

Под ногами гранит, будто обсыпанный пеплом. Приглядевшись, понимаешь, что это всего лишь колония черного лишайника, растения прилепились вплотную друг к другу, образовав некое подобие чуть облезлого ковра. Везде, сколько хватает глазу – это темное безжизненное плато.

Скорее, скорее, к заливу, там, среди нагромождения плит и бесформенных блоков лежит, подставляя бока солнцу сильно протяженный, округлый на краях камень. Он светлый и напоминает остов какого-то неведомого морского чудовища. Сразу замечаешь траву и семейку деревьев, каким-то хитрым образом укоренившихся на этих безжизненных склонах.

Почему этот остров финны называли Хаапалуото – в переводе, осиновый, я так и не поняла. Но все же здесь кипит своя жизнь - это настоящее царство птиц – чаек всех мастей, лебедей и уток. Гнездо лебедей нетрудно отыскать на берегу. Оно буквально валяется под ногами выложенное пухом ничем не защищенное. А пара длинношеих красавцев плавает неподалеку, и, кажется, не обращает внимание ни на снующих по берегу людей, ни на свое будущее потомство.

Чайки же раскидывают яйца где ни попадя, белые кругляши можно найти в самых неожиданных местах - под камнями, в расщелинах и просто лежащими на гранитном блоке. То тут, то там валяются битые скорлупки. Здесь в этом птичьем краю выложен еще один лабиринт.

Место добычи камня

Нет, в этих местах никогда не жили, не существовало поблизости селений и даже времянок, где можно было перекантоваться пару-тройку дней. Остров выступал в роли гигантской каменоломни. Здесь работали, выпиливали гранит для набережных Петербурга, затем грузили его на суда и отправляли в назначенное место.

Если какой-то из блоков казался мастеру испорченным, его тут же бросали и занимались новым. Не стоит говорить, насколько сложной была такая работа. И лабиринт, выложенный среди черного лишайника, кое-где торчащей травки обрамленный с одной стороны чахлыми деревцами был каким-то неровным, хиленьким, неаккуратным. Видно было, что острые ломанные камни - остатки от обработки блоков.

Если бы я не знала, что этот лабиринт был описан еще вначале 20 века, то решила бы, что его создали какие-нибудь современные «ловцы космических энергий». То, что время его строительства самое раннее – конец 19 века, когда началась добыча камня в этих местах, стало несомненным фактом. Об этом говорил характер сооружения, камни, из которых его сложили и обстановка вокруг. Скорее всего, справедливо и то, что предыдущий лабиринт на острове Крутояр выложили жители Котисаари, примерно в 18 веке, когда основали этот поселок.

Чуточку истории и выводов

Началу изучению лабиринтов положила коротенькая статья К.Э фон Бэра «Лабиринтоподобные каменные выкладки на Русском Севере», написанная на немецком языке в далеком 1842 году, изданная в Петербурге двумя годами позднее.

Естествоиспытатель и академик описал каменный лабиринт в Финском заливе на острове Южный Виргин. С этой статьи началось изучение подобных сооружений в северной Европе. В России эту работу практически не знали, но за границей она была в ходу.

О биспиральном лабиринте на острове Эссаари впервые сообщил в 1913 г. финский археолог Арне Тальгрен. Надо сказать, что в Европе выявлению и научному изучению этих сооружений уделяется пристальное внимание. У нас - это дело энтузиастов. Обозначив каменные спирали как святилища древних народов Арктики, к этой теме больше не хотели возвращаться.

Лишь в последнее время ситуация начала меняться. Выявляются новые места их расположения, анализируются данные, проводятся параллели с теми сооружениями, что находятся за рубежом.

Каменные лабиринты строили от Исландии до Русского севера. Почему и зачем – на эти вопросы пока нет однозначного ответа. Возможно, каждый народ и историческая эпоха вкладывали в эти сооружения свой смысл.

Когда-то прохождение его приравнивалось к покаянному пути, затем перешло в магическую практику промысловиков «на удачу», позже стало своего рода профессиональным знаком. Правда и то, что создавали эти сооружения многие народы, но чаще всего финны и эстонцы.

Спираль – простая на первый взгляд фигура. Ее может нарисовать любой ребенок, забавы ради. Но человеческий ум вкладывает в нее слишком много философского смысла. Спираль галактик и спираль ДНК, развитие мира, идущее не как-нибудь, а по спирали. Она содержит в себе все известные символы и смыслы. Наверное поэтому, когда видишь ее образ, воплощенный в камне, хочется верить во что-то глобальное, тайное. Но есть ли оно там, это большой вопрос.

Лидия Шундалова

Фото автора



Другие новости


 Лидия Шундалова: Юрий Пименов - лирик Страны Советов
Лидия Шундалова: Своя беда
Лидия Шундалова: Пасхальная ночь в Сяндемском монастыре. Окончание

Новости портала Я РУССКИЙ