Наталья Переверзева: И ещё раз о традициях. Зальцбургский музыкальный фестиваль

Наталья Переверзева: И ещё раз о традициях. Зальцбургский музыкальный фестиваль

31/07/2021 00:38

Наталья Переверзева, NEWS.AP-PA.RU Работа над спектаклем "Едерман", в актёрской среде, считается одной из самых престижных, в творческом немецкоговорящем пространстве. (видео фестиваля внизу)

 

 

25 июля официально открылся один из самых знаменитых и престижных мировых театральных фестивалей - Зальцбургский музыкальный фестиваль. В сто первый раз.

По понятным причинам в прошлом году он проходил в онлайн формате, а в этом он проводится в особом праздничном масштабе.

А 17 июля, за неделю, до официального открытия, по столетней традиции, проходит показ драматического спектакля "Едерман", поставленного основателем фестиваля Максом Рейнхардтом в 1920 году в декорациях Кафедрального собора города Зальцбурга на Соборной площади.

Пьеса, по которой поставлен спектакль, написана в 1911 году, на русский язык не переводилась, хотя часть творчества драматурга и писателя Гуго фон Гофмансталя, представителя немецкого символизма, переведена, и даже что-то ставилось в 20-х годах прошлого столетия в России, почти не известна у нас, но и в немецкоговорящем пространстве, нельзя сказать, что этот автор безусловно популярен.

Интерес к его творчеству достаточно сдержан и обусловлен, единственно, наличием существования спектакля на сцене Зальцбургского фестиваля на протяжении более чем ста лет.

За это время превратившись в одно из самых значительных, престижных и культовых постановок мировой театральной сцены.

Пьеса затрагивает "вечные, животрепещущие вопросы человеческого бытия" и тему смысла жизни в размышлениях о её финале.

По сюжету, "один из нас", некто "Едерман", или, как обычно переводится на русский "Имярек" - кто-то, безымянный и богатый, узнаёт о своей смерти за год и подводит жизненные итоги, пытаясь анализировать метаморфозы произошедшие с ним на протяжении жизни с разных сторон бытия, вступая в религиозно -философский диалог  с гипотетическими воплощениями сущностей Смерть, Чёрт, Бог, Женщина, Народ.

Пьеса - классика немецкоговорящего театра, и естественно, полна качественным драматургическим текстовым благодарным материалом для работ режиссёра и актёров. Именно поэтому, возможно, почти не ставится на других европейских сценах- конкурировать с зальцбургской постановкой почти невозможно, учитывая высочайший класс исполнителей и участников, кто сотрудничал на протяжении ста лет в постановке спектакля.

Сравнения не избежать. А это выдающиеся и знаменитейшие режиссёры и актёры Германии, Австрии и Швейцарии за последние сто лет. Перечислять смысла нет.

В немецкоговорящем театроведении существует целое направление, посвящённое только истории и исследованию существования спектакля "Едерман" авторства Макса Рейнхардта на Зальцбургском фестивале.

Конечно, наряду с критикой о соответствии всего спектакля с современными реалиями, включая разговор об архаичности языка и о сохранении идеи общего режиссёрского и творческого решения.

Меняются костюмы, творческий состав, части декораций и реквизита, техническая оснащённость, музыкальное и световое оформление, не всё и не всегда, частично, время неумолимо и в Зальцбурге, но режиссёрская смысловая целостность спектакля, установленная и выстроенная сто лет назад остаётся неизменной.

И темой дискуссий, так же как и всегда, остаётся вопрос - насколько актуальному составу участников удалось предотвратить то, что в театре называется "спасти спектакль от неизбежного развала". Театральные люди поймут, о чём речь.

Публичные высказывания по типу "вывезем пыль и мусор" или "вытряхнуть тлен" неприемлемы и в таком тоне абсолютны непредставимы, тут стоит заметить, имеются и непримиримые противники "продолжения традиций", но прослыть не очень культурным и невежественным мало кому хочется.

Кроме того, за публично высказанное непочтение в оскорбительном тоне на Западе можно и огрести. Пусть не уголовным преследованием, нет, но общественным порицанием и принуждением к такому же публичному извинению. Даже в запале отстаивания своих взглядов необходимо оставаться вежливым.

Работа над спектаклем "Едерман", в любом качестве, в актёрской среде особенно, считается одной из самых престижных, желаемых и основных в творческом немецкоговорящем пространстве, и буквально катапультирует, например, актёра и режиссёра сразу в высшую театральную лигу и приравнивается к статусу, которое в российских реалиях означает "заслуженный артист республики".

Это следующая ступень к званию "камершаушпилер", присваемое театральным профессиональным сообществом коллегами по специальности (общим голосованием профсоюза, да, да у них есть профсоюз, а не чиновниками), и приравнивается к бывшему советскому званию "народный артист СССР".

Это я к тому, что из уст некоторых невежественных российских театральных деятелей звучат иногда насмешки относительно званий, наделяемыми российских деятелей культуры и искусства, мол, "а вот на Западе и Роберт Де Ниро", и тут же вспоминается по шаблону о Японии, где существует оценка творца со званием "национальное достояние".

Эта ступень, высшая, не существующая в России, но есть и в немецком театральном сообществе, называется "обладатель кольца Ифлинга", и вручается в соответствии с подтекстом - "лучший из ныне живущих немецкоговорящих актёров". Таким образом, это тоже влияет для актёров на профессиональное реноме, авторитет и власть в творческой среде, гонорары, продвижение по карьерной лестнице и так далее. Нечто похожее есть и в Голливуде, но механизм немного другой.

Значение распределения главных ролей и работы в спектакле "Едерман"  таково, что по этому поводу администрация дирекции Зальцбургского фестиваля устраивает отдельную пресс-конференцию, которая транслируется в новостных культурных передачах всей Европы с радостными и восторженными интервью счастливчиков этих назначений.

Секрета Полишинеля ни для кого нет, что такие назначения означают итоги долгих и напряжённых административных и творческих подковёрных интриг и игр. Но как же в театре без них! Это было бы скучно и неинтересно. Немного перчика и соли, а то пресно.

Но, в основном, распределение ролей вполне заслуженно, и как показывает долговечность и успех существование спектакля, удачно и по праву. Есть исключения, но они редки. 

В этом году главную мужскую роль в спектакле получил немецкий актёр Ларс Айдингер, мы его знаем по участию в скандальном фильме режиссёра Учителя "Матильда" в роли Николая Второго.

Он, конечно, не порноактёр, как его сгоряча заклеймили некоторые в России; слегка неразборчив, это есть, но актёр хороший, очень энергичный и лабильный, от этого слегка несчастный.

Но это скорее маска - издержки профессии. Имеет замечательное свойство для актёра- предан своему  выбору до конца и страстно. Главную женскую роль Бульшафт (почти бульшит по значению, но не....), играет молодая и перспективная  актриса Верена Альтенбергер. Нам неизвестная, но это не важно.

Я была в Зальцбурге на фестивале и смотрела спектакль варианта выпуска 2011, в главной роли Едермана был австрийский актёр Николаус Овчарек. Один из мною любимых актёров, из тех, которые «могут всё» и школу представления, и школу переживания", и мне понравилось очень. 

Есть в спектакле и "русский след", ну ка же без него? В 2019 году главную женскую роль играла немецкая актриса Валерия Чепланова (её привезла мама в Германию из России, выйдя замуж за немца, в 10-летнем возрасте). Про её актёрство не буду, оно в любом случае профессионально, но она была самая красивая Бульшафт в истории спектакля и у ней было самое элегантное красное платье (эта героиня всегда должна быть в красном платье).

Именно про Валерию сказал режиссёр Франк Касторф, она работала у него в театре: - "Она типичная русская, одновременно и балерина, и танк".

Большинство спектаклей Зальцбургского фестиваля и других фестивалей страны, а их с прошлой недели открылось в Австрии восемь, транслируются у нас по культурному каналу. Посмотрим.

Морали тут особой нет, кроме очевиднейшей и банальнейшей - за традиции, тем более в искусстве и культуре, надо держаться руками, ногами, "рогами, копытами, клыками и хвостом" или, что там у нас ещё есть и никому не сдавать, потому что именно на их основе, а не в застывших границах, происходит развитие.

Всё остальное - застой и деградация. В этом мы сейчас убеждаемся день за днём. 

Наталья Переверзева,

Зальцбург, Австрия.

 

Фото с сайта salzurgerfestspiele.at



Другие новости


Наталья Переверзева: Дон Жуан здесь больше не живет?!
Наталья Переверзева: МХАТ или театр жестокости?
 Наталья Переверзева: Его борьба. Богомолов. Театр и Манифест

Новости портала Я РУССКИЙ