Лидия Шундалова: Тени Смутного времени. Окончание

 Лидия Шундалова: Тени Смутного времени. Окончание

01/12/2021 00:02

Санкт Петербург, Лидия Шундалова, NEWS.AP-PA.RU Тихвинскую икону Божией Матери не зря именуют защитницей северо-западных рубежей России. Тихвин одним из первых восстал против шведского владычества. 

 

Часть 4. Позорный мир

Под звездами Богородицы

Территория вокруг часовни во имя Казанской иконы Божией Матери оказалось ухоженной - скамейки, кабинки для переодевания колодец и спуск к нему – все сияло чистотой и новизной.

Обустроил это местный предприниматель, по его утверждениям, вылечившийся от застарелой болезни с помощью обливаний и пития местной воды. Святой источник близ Мелексы издревле славился по окрестностям. Вода его по своему составу близка к минеральной – сладка и мягка.

Как же красиво здесь – неброской потаенной красотой, какой-то домашней - лес со всех сторон, обступивший строения людей, колодезный журавль и источник, заключенный в сруб.

Внутри деревянной часовни – царство полутьмы. Свет от зажженных свечей плясал по округлому пространству стен, откуда смотрел строгий лик Пречистой Матери Божией, Она держала в руках всезащищающий омофор, по обеим сторонам предстояли ангелы, а вокруг летели и летели, писанные золотом восьмиконечные звезды.

Эта короткая служба впечаталась в память настолько сильно, что и по прошествии многих дней чувствуешь ее краски, события, особую мелодику и настрой.

И вспомнились опять события века XVII, когда также как и сейчас была размыта картина мира - непонятно кто враг, а кто друг, разве что ныне все экспансии ведутся тайно, исподволь, но сделать свой выбор от этого не менее сложно. Вряд ли наше моление было похоже на службы в осажденном шведами Тихвинском монастыре, но мы точно произносили те же молитвы.

Тихвинская осада

Тихвинскую икону Божией Матери не зря именуют защитницей северо-западных рубежей России. Тихвин, считавшийся ее домом и хранилищем, одним из первых восстал против шведского владычества. 4 июня (по н. с.) 1613 года местные стрельцы и дворяне, подкрепленные подошедшим отрядом Воейкова количеством в 400 человек, перебили шведский гарнизон.

Карающая длань завоевателей просто не могла игнорировать подобную дерзость. Делагарди повел полки на усмирение восставших. Взять Успенский монастырь не получилось, шведы сожгли посад и отошли к селу Грузино. На помощь осажденным подошел отряд князя Прозоровского.

Противник тем временем собрал «орду» в 5 тыс. человек, куда помимо прочих входили «немецкая» пехота, финские рейтары, 2 тыс. черкас и литовские всадники, все это воинство было подкреплено артиллерией и опытными инженерами-подрывниками. Защитников монастыря – тысяча.

Но их умелые действия мешали осадным работам, а смелые вылазки наносили серьезный урон противнику, так в коротких стычках погибли возглавлявший войско подполковник Беттиг и командир минеров майор Курц, были захвачены три пушки.

Длительная осада не входила в планы Делагарди, как водится, он в очередной раз задолжал солдатам, отчего один отряд наемников покинул позиции, за ним потянулось и не желавшие штурмовать православный монастырь запорожцы. 17 сентября (н.с.) защитники отбили массированную атаку, но 23 шведы, узнав о недостатке боеприпасов, вновь повторили штурм.

В обороне приняли участие все жители Тихвина, искавшие спасения в стенах монастыря, в том числе женщины и дети. Но одолеть грозного противника все равно представлялось невозможным делом. «Сказание о чудотворной иконе Богоматери» сохранило одно предание о тех событиях.

Послушнику Мартиниану явилась Богоматерь, ведомая Варлаамом Хутынским, Зосимой Соловецким и Николаем Угодником. «Скажи воеводам и всем людям», — сказал Чудотворец, — «Пресвятая Богородица, общая молебница о роде христианском умолила Сына Своего, Христа Бога нашего, избавить вас от врагов, и вы узрите милость Божию и победу».

Произошло, как по писаному, после ответной контратаки русских шведы бросили «осадный наряд» и ушли сначала к Введенскому монастырю, а потом и вовсе покинули окрестности Тихвина. Стоит отметить, много позже при заключении Столбовского мира глава русского посольства Данила Мезецкий выпросил у игумена Успенского монастыря Макария список с Тихвинской иконы Божией Матери, который вселял в русских послов смелость и напоминал шведам о жестоком поражении.

Долгий путь к договору

Следует сказать, что Тихвинская осада была скорее исключением из общего правила. Несмотря на то, что в России вроде как восстановилась власть и выбран царь, подчинить одним махом все части страны при наличии на ее территории двух враждебных оккупационных войск оказалось сложной задачей. После покорения череды русских крепостей шведы в 1615 году осадили Псков.

Но на самом деле не все складывалось удачно для королевства. В 1613 году в результате проигранной Кальмарской войны Швеция обязалась выплатить Дании контрибуцию в размере 1 млн талеров ( в качестве залога, до погашения обозначенной суммы, Дания временно оставила за собой порт Эльвсборг с окрестностями). Нельзя было шведам исключать и вариант заключения Россией мира с Польшей, а тем временем польский король по-прежнему претендовал на шведский престол.

Посему важным шагом стало замирение с Россией, окончание войны и взимание с побежденного противника как можно больших денег, ну или на крайний случай крепостей. К тому времени шведский король уже понимал, что ему «новгородцев не удержать» и город придется русским отдать. Псков, скорее всего, рассматривался в качестве залога, в случае его покорения. Но хорошо укрепленный город оборонялся яростно, и сдаваться не собирался.

Предварительные переговоры между сторонами начались еще в 1615 году, когда шведы продолжали «париться» в кровавой бане под Псковом. На просьбу России о посредничестве отозвались Голландия и Англия. Эти страны надеялись получить торговые льготы взамен своих услуг.

Джон Мейрик. Ну как же в таком деле обойдется без англичан? Имя короля Джеймса (Якова I) гремело по странам и народам Старого и Нового Света, и слово его было тверже булата. Уже тогда на геополитической карте вырисовывались контуры будущего европейского устройства с доминированием Англии. Наш посол «доброй воли» был престранной личностью.

Его отец - Уильям - один из первых членов Московской компании, основанной в 1554 году. Свое дело он передал и сыну, ставшему агентом все той же компании. Джон примерно с 10-летнего возраста окунулся в реалии московской жизни. Иван Ульянович, как его называли в России, выполнял множественные поручения Бориса Годунова, от поиска английской невесты для наследника российского престола до отправки молодых аристократов Московии на учебу в страну Туманного Альбиона. Пользовался Мейрик и расположением Шуйского, добившись привилегий для английской торговли.

Впрочем, во время Смутного времени носился наш герой между Москвой, Архангельском и Лондоном с завидной регулярностью. Интересен факт, что летом 1613 года он явился в Архангельск с грамотой от Якова I, в которой предлагалось подданным Московского государства перейти под покровительство английского монарха. Но Иван Ульянович быстро просек ситуацию, отказался от бредовых идей, видимо вынашиваемых не один год, и вызвался сопроводить русских послов к королю Джеймсу, выполнив обязанности пристава при российской миссии.

Именно тогда и были достигнуты договоренности об английском посредничестве в переговорах между Швецией и Россией. Несомненно, помимо всего прочего, он выполнял и тайные наказы короля или даже вел свою игру, в противном случае очень странным остается факт, почему он в своих стремлениях шел всегда до конца.

Переговоры в Дедерино. Согласно дипломатическому протоколу того времени, противники для заключения перемирия должны встречаться на полпути между занятыми ими городами. Для переговоров 1616 года было выбрано село Дедерино, отстоящее почти на равном расстоянии от российского Осташкова и «шведской» Старой Руссой. К тому времени стало ясно, что шведы потерпели неудачу под Псковом.

Само место «дипломатического раута» представляло собой окруженную болотами возвышенность, с протекающей недалеко рекой Полой. В осень/зиму 1616 года там возник небольшой городок. Русские послы во главе с Данилой Мезецким находились долгое время в Осташкове, шведы во главе с Делагарди – в Новгороде.

Добраться до выбранного места можно было только санями, когда установится устойчивая морозная погода и замерзнут реки. Тем не менее, к 22 февраля 1616 года встречу можно было назвать состоявшейся, правда, конфликтующие стороны мало о чем смогли договориться, несмотря на старания Мейрика и представителей Нидерландских Генеральных Штатов – посланника ван Бредероде и бургомистра Амстердама Дирка Бааса.

Прежде всего, Россия и Швеция высказали мирные намерения. Затем пошла речь об обмене пленными по формуле всех на всех. После чего долго шведы надоедали русским грамотами, дескать, мы вам выдали такого важного человека, а вы нам каких-то бездельников кнехтов, чья жизнь недостойна даже выстрела из мушкета. К слову сказать, многие наемники во время обмена перешли на российскую службу.

К несчастью на шведскую перебежал бывший в посольстве новгородский боярин Михаил Клементьев, которому были не по душе «слабая власть» и «грубость нравов». Он и выдал шведам положение вещей – страна, мол, Российская разорена, денег нет, боеспособное войско снарядить сложно, а если и соберут таковое, то максимум в 10 тыс. человек.

Впоследствии это сыграло негативную роль. Шведы не хотели уступать, тем более что основные крепости Северо-Запада были у них в руках. Три варианта, предложенного ими «мира» включали либо контрибуцию в 2 млн рублей (40 бочек золота), либо передачу четырех крепостей вместе с Сумерской волостью, либо без последней, но тогда Россия платит 200 тыс. рублей золотом. «Мы понесли громадные потери, воюя за вашего царя (Василия Шуйского)» - говорили они. В общем, платите, дорогие бывшие союзники.

Следующий раунд переговоров было решено провести уже в другом месте. Голландцы, видя, что стороны не могут договориться, предпочли ретироваться, на поле будущих словестных баталий в качестве «разводящего» остался лишь Джон Мейрик. Было ли это актом «личной дипломатии» или чем-то иным, сейчас уже трудно сказать.

Между Тихвином и Ладогой

Лето 1616 года русское посольство и Джон Мейрик провели в Тихвинском Успенском монастыре как гости, и все это время гонцы искали место будущих переговоров. Оно теперь должно было отстоять примерно на равном расстоянии от Тихвина и Ладоги. Сначала было выбрано сельцо Горки на реке Сясь, но из-за порогов оно было отклонено.

Тогда Мейрик предложил некое «имение Василия и Степана», где предложил сделать себе резиденцию, а шведы должны были разместиться в версте от этого места в селе Столбово. В короткое время здесь и построили временные дома для послов и их многочисленного сопровождения.

Не стоит лукавить, основные переговоры все же проводились в Ладоге, куда из Новгорода нехотя прибыло шведское посольство во главе с Делагарди. Перед этим он заболел, ходили слухи, что, все произошло по Божией воле, потому как он покусился на святое и во время конфискации Софийской казны, Якоба Понтуссона «подбросило и расслабило».

Прибывшие шведы упорствовали и выдвинули ультиматум, если русские не примут в течение 8 дней одного из вариантов «мира», они разорвут все соглашения и продолжат войну.

Обстановка накалялась. Противник опять начал возводить осадные укрепления вокруг Пскова. Шведы контролировали дорогу в Псков со стороны Дерпта и Псковского озера и построили острожек на реке Свирь, чтобы не давать возможности русским ладьям напасть на крепость Корелу.

В свою очередь, тихвинские казаки выстроили укрепления в устье реки Сясь и вели патрулирование на Ладоге, досматривали шведские суда. Для «оберегания русского посольства» в Устюжне стояло тысячное войско.

12 сентября 1616 года Земский Собор занялся «свейскими» делами. Постановили отдать шведам крепости и немного денег. После получения инструкций из Москвы, Мейрик начал свою игру. Стоит вспомнить, как все происходило. Английского посредника 3 октября встретили на реке Сясь, в почетный эскорт шведы включили галеру, 4 ладьи, роту солдат, и с помпой препроводили дорогого гостя в Ладогу, на место переговоров.

Ни один человек из русского посольства не мог присутствовать при этом, лишь гонцы имели право передавать грамоты английскому посреднику с распоряжениями из Москвы. Можно сказать, что договаривались Делагарди и Иван Ульянович, почти что с глазу на глаз. На обеде в Ладоге 5 октября Мейрик объявил, что русские готовы отдать Ивангород и Ям, лично от себя добавил еще Копорье с окрестностями, но этого шведам было явно мало.

Словесные баталии велись за каждую крепость и за каждую русскую тысячу. Просьба из Москвы гласила: торговать всеми силами у шведов Орешек, Поневье и Заневье, чтобы провести границу по Неве. Еще тогда людям со смекалкой и государственным мышлением стало понятным, если построить в устье Невы крепость, то Ивангород станет лишним звеном в сфере международной торговли.

В общем, привет Санкт-Петербургу или Ниеншанцу с Ниеном, последний, кстати, уже и тогда существовал, правда, был исконно-посконным российским Невским городком. Но отстоять Орешек с землями и погостами оказалось невозможным.

Зато удалось снизить сумму выплат сначала до 100 тыс. рублей, потом до 50, окончательной стала контрибуция в 20 тыс. рублей золотом. На долю села Столбово выпали лишь дипломатические формальности. Там, наконец, подписали «вечный мир».

Россия уступала Швеции Ивангород, Ям, Копорье, Орешек, Корелу, то есть, по сути, весь выход к Балтийскому морю, выплачивала громадную для разоренной страны сумму в твердом эквиваленте. Граница отныне проходила по реке Лаве. Швеция же возвращала Новгород, Порхов, Старую Руссу, в залог оставляла Ладогу и Гдов, они должны были перейти к России после окончания межевания границ и выплаты денег проигравшей стороной.

Что выгадал Мейрик для своего короля остается загадкой. Особых преференций аглицкая торговля в России не получила. Более того, если удалившимся на первом этапе переговоров голландцам было позволено беспошлинно ввезти в голодающий Новгород продовольствие, то англичане такого права не дождались.

А ведь король Джеймс поручился за выплату контрибуции, россияне хотели выдать 20 тыс. мягкой рухлядью, но шведы на такое не пошли, пришлось занимать деньги у поручителя. Но когда аглицкий корабль с золотом на борту прибыл в Архангельск, местный гарнизон просто на просто решил, что на город хотят напасть, и встретил противника соответствующе. Потом долго пришлось улаживать конфликт и собирать «потерянные» англичанами бочонки с золотом у местных рачителей спокойствия.

Значение

Нет, «вечный мир» со Швецией не положил конец Смутному времени, примерно до 1619 года русские отлавливали с применением силы «воров» да «лисовчиков» (мародеров из отрядов легкой кавалерии пана Лисовского). А польский король Владислав IV вплоть до 1634 года во время торжественных церемоний надевал московскую корону и величал себя царем.

Тем не менее, в «свейских делах» была поставлена временная точка, или многоточие – это как кому понравится. При этом обе стороны - российская и шведская - считали заключение Столбовского мира своей победой. Шведский король разразился по этому поводу речью в риксдаге, в которой были и такие фразы:

«Одно из величайших благ, дарованных Богом Швеции, заключается в том, что русские, с которыми мы издавна были в сомнительных отношениях, отныне должны отказаться от того захолустья, из которого так часто беспокоили нас. Россия — опасный сосед... Теперь без нашего позволения русские не могут выслать ни одной лодки в Балтийское море. Большие озера Ладожское озеро и Пейпус, Нарвская поляна, болота в 30 верст ширины и твердые крепости отделяют нас от них. Теперь у русских отнят доступ к Балтийскому морю, и, надеюсь, не так-то легко будет им перешагнуть через этот ручеек».

Русский же царь велел своему народу радоваться снижению контрибуции до 20 тыс. рублей и не переживать по поводу отданных крепостей, сел, деревень и погостов, так как все равно они разоренные, а на их восстановление в казне нет средств. Но даже не утрата Балтики и выходов к морю отозвались травмирующим опытом, а потеря населения.

Ведь по договору служилые люди и дворяне были вправе выбрать подданство и перейти на ту или иную сторону по своему вкусу, а крестьяне, купцы, духовенство должны остаться на своих местах. Это первый случай в истории нашей страны, когда православное население отдавалось на милость иноверцев.

При той же передаче Смоленска полякам люди, пусть иногда и формально, выводились из города. Здесь же шведы привели свои доводы, мол, без населения места совсем захиреют, и не будет от них никакой пользы. Межевание шло не по старым картам, а по памяти жителей. Это был сложный процесс.

Странный казус – дернование (то есть проход человека с дерном на голове по границе селения) было приравнено к присяге. Иногда получалось, что члены одной семьи оказывались в разных странах. Перебежчики в тех местах стали обычным явлением.

А в середине XVII века во время очередной русско-шведской военной кампании начался массовый исход православных ингерманландцев в тверские, новгородские и олонецкие земли. Среди них были и мои предки. Быть может поэтому, все эти события столь сильно тревожат мое воображение. Как знать, вдруг и я потомок тех, кто некогда жил в районе Невского городка на Охтинском мысу, неподалеку от которого ныне находится моя скромная квартира.

Остатки ингерманландского населения приняли лютеранство, а на место бежавших в Россию спешно переселялись жители материковой Финляндии. Так что здешний геополитический узел был завязан шведами еще крепче, а русско-финская история тоже имеет длинные корни обид и непонимания.

Столбовский договор принес мир лишь на время, за строками его положений можно увидеть разочарование и унижение, перенесенное нашей страной, но за ними же встает и свет грядущей славы России, отблеск побед и Ништадта, строительство блистательного Санкт-Петербурга. Можно сказать, что тогда, в 1617-м все только начиналось.

Лидия Шундалова

Начало здесь: Ассоциация Просвещенного патриотизма — Лидия Шундалова: Тени Смутного времени. Часть 1 (ap-pa.ru)

                          Ассоциация Просвещенного патриотизма — Лидия Шундалова: Тени Смутного времени. Часть 2 (ap-pa.ru)

                         Ассоциация Просвещенного патриотизма — Лидия Шундалова: Тени Смутного времени. Часть 3. Необъявленная война (ap-pa.ru)

Фото автора



Другие новости


Лидия Шундалова: Нилова пустынь. Град на острове. Часть 2. Молитвенники и строители
 Лидия Шундалова: Нилова пустынь. Град на острове. Часть 1
 Лидия Шундалова: Никола Зимний. Тосненские зарисовки. Часть II

Новости портала Я РУССКИЙ