Старый Палермо. Сладкая встреча.

Старый Палермо. Сладкая встреча.

06/12/2016 13:33

Кампорджано, Тоня Конингс, собственный корреспондент AP-PA.RU  Существуют места на земле, где вне зависимости от твоей национальности, происхождения и обычной человеческой логики, начинает сильней биться сердце...


   Где знакомо-забытые ароматы пряностей, розоватые силуэты куполов на фоне дымчатых гор, прищуренные взгляды, обволакивающий соленый воздух и вечно цветущая буганвилия кажутся картинками из далёкого детства. Возвращаюсь на Сицилию вновь и вновь. Легкая попытка еще на год задержаться в Тоскане не удалась, но затаенная мечта пожить на Сицилии обрела, вдруг, очень четкое воплощение. Видимо, это предопределено, как любовь с первого взгляда, которой не избежать.Так что, пакуюсь к переезду и рассчитываю отметить Рождество под лимонным деревом на берегу теплого сицилийского моря.

   В суматохе короткого блиц-визита на Сицилию в прошедшие дни, мне всё же удалось её немного 'посмаковать'. Палермо, главный город острова, толщиной и крутизной своего культурного и исторического слоя, может запросто поспорить с Римом и Флоренцией. Город, переживший правление арабских народов Востока и Африки, древних греков, римлян, испанцев, северно-европейских нормандцев, французов, австрийцев и, объединенный Гарибальди под флагом Итальянского Королевства, имеет колоритный интернациональный дух, так отличающий его от других городов Италии. Многие христианские соборы имеют полукруглые мусульманские купола, напоминающие минареты. Грандиозные храмы ослепительного барокко гулливерами возвышаются среди тесной более поздней застройки. Узкие улицы жилых кварталов, с нависающими балконами с сохнущим бельём, плетущимися кактусами, подвешенными велосипедами и выцветшими балдахинами от солнца, петляют к 'широкой', в две с половиной полосы, Via Roma. В магазинах традиционной керамики рядом с тарелками, расписанными арабской вязью, продаются хиты сезона - многоцветные керамические шары для Рождественских ёлок. Сверкают витринами, неизменные спутники современности и большого города - бутики известнейших мировых брендов.


   Но самый живой атрибут портрета Палермо - продуктовые уличные рынки.  Два из них, характерные, Vucciria и Ballarò, тянущиеся вдоль перекрытых пёстрыми навесами улиц - продуктовый рай и этнографический музей. Vucciria - это парное мясо, колбасные гирлянды, сыры и тонны свежевыловленной рыбы от марлина до сардин. Ballarò - ящики и горы медовой хурмы, бело-красных бобов, цветной капусты оттенка брокколи, бесчисленные сорта томатов и цитрусовых, предлагаемых с прилавка и с воза, источающие ароматный пар чаны варенных артишоков и картофеля. Смуглые продавцы и покупатели в арабских тогах, турецких шапочках и приплюснутых сицилийских кепках, индийские толстушки в сари, местные женщины в черных платках и платьях, кучкующиеся у картежных столиков мужчины всех возрастов, бледнолицые северные туристы с фотокамерами и в шортах, для которых +20 в декабре - желанное тепло. 

   Рынок Ballarò находится в одноименном старом квартале Палермо. В противовес рынку здесь не суетливо, и размеренная жизнь идет своим чередом. В небольшой авто-мастерской под навесом, покрикивая друг на друга и посмеиваясь, двое чинят Фиат-500. Поглядывая на приценивающегося покупателя в белой тюбетейке, торговец подержанной бытовой техники начищает выставленные в ряд разнокалиберные стиральные машины. Полная молодая чернокожая женщина с волосами в тысячу косичек и тюрбаном на голове, сидя на тротуаре в окружении открытых чемоданов, перебирает вещи. Тарахтя, проезжают Веспы и груженные всякой всячиной Piaggio Ape, протискиваются, с грохочущей музыкой из окон, подержанные Альфы Ромео, стайка голубей делит выброшенный кем-то кусок пиццы.

   Моя привычка заглядывать в приоткрытые двери и на этот раз принесла свои плоды. В небольшой кантине, за двумя столами, похожими для игры в настольный теннис, сидели мужчины,  человек по 6-8, сосредоточенно играя в карты. По серьезным лицам, было видно, что игра - на деньги, по стоящему рядом ящику пива и стаканам на столе - на небольшие. Моё любопытство не осталось незамеченным. Меня угостили кофе и рассказали о традиционной сицилийской карточной игре Modiano. Как и любая приличная игра, она проходит в несколько раундов. Один из участников записывает столбцами промежуточные баллы. На картах нет привычных валетов и тузов. На них - красочные изображения скрещенных шпаг, римских упряжек, слонов, рыцарей, старинных монет, растений. На кону - один евро за раунд с каждого участника. Не скажу, что я разобралась в правилах игры, но заинтересовалась - это точно. Надо, всё же в будущем освоить. Уж больно карты красивые. Вообще, игра в карты - это тоже национальная итальянская особенность. Играющих можно увидеть везде - на террасах, в тени перед домом, на рынках. Порой на двоих играющих приходится десяток-полтора болельщиков. В основном, это мужская игра, всегда сопровождающаяся эмоциональными криками и карточными выражениями, которых наберется целый словарь. 

   Ещё более интересным оказалось продолжение встречи. Один из картежных болельщиков, подметив мой интерес к итальянским традициям, пригласил в дом напротив, указав на табличку у входной двери: Terranova. Antichi Maestri Caramellai. Sin dal 1890. Что можно перевести, как "Фамилия Терранова. Мастера традиционной карамели с 1890 года."


   На первом этаже  трехэтажного дома, в небольшом облицованном белым кафелем помещении, находилась маленькая фабрика по изготовлению карамельных конфет. Управляемый  работником станок с вращающейся бобиной тонкой бело-коричневой упаковочной ленты, постукивая, выкидывал в ящик обернутые карамельки. Пахло сладким, имбирным, на большом металлическом столе горками припорошилась сахарная пыльь. Пожилой худой хозяин в очках-пенсне и синем халате, оказавшийся моим тёзкой,  Антонино Терранова, приветливо разрешил осмотреть свои владения. Предприятие он унаследовал от деда, фамильный рецепт и технология изготовления карамели практически не изменились. Вручную варится сахарный сироп в десяти-двадцати литровых ёмкостях, очень напомнивших мне тазы, в которых варила варенье моя бабушка. В сироп добавляются специи или сок мирта, имбиря. Размешивается большими деревянными ложками. Полу-остывшая мягкая масса, лентой пропускается через вращающийся пресс, откуда выходят сформованные карамельки. Одна из достопримечательностей фабрики - формовочная машина-пресс восьмидесятилетнего возраста, которая выглядит, как новенькая и используется по сей день.

 
   Работа ежедневная, выход продукта не велик, но упаковки по 50-100 г выглядят стильно, а вкус карамелек восхитителен. Цена упаковки - два евро. Не очень дорого и не очень дешево. В самый раз, чтобы сохранить технологию и заработать на жизнь.

 
   Традиционно изготовленные в Италии продукты ценятся, как в стране, так и за её пределами. Маленькая фабрика Caramella Terranova c этого года шагнула за океан. Её конфеты пришлись по вкусу в Калифорнии и во Флориде. Об этом мне рассказал представитель молодой генерации - Джакомо Терранова. Перепробовав ассортимент, стала прощаться. Узнав, что о его карамели будет написано на русском информационном сайте, Джакомо подсластил на дорогу, отвалив имбирных и миртовых конфет!

 
  Расставались, как старые знакомые, десять раз сказав друг другу Ciao и Arrividerci. Уходя, чувствовала себя согретой улыбками, гостеприимством, крепкими рукопожатиями.


   Смеркалось. Заходящее солнце легло розовым теплом на стены собора Святой Катерины и плечи мраморных богинь с Пьяцца Претория. Легкий ветер донес свежесть моря. Во рту разлился терпкий вкус миртовой карамели сицилийских мастеров Терранова из Палермо.

   Фото: Тоня Конингс. Карамель Terranova в руках изготовителя Джакомо Терранова, Палермо, Италия

   


Другие новости


Тоня Конингс; Богота, ламы, штампы на песо и автобусы, как метро
Тоня Конингс: И о погоде. Какая зима на Сицилии?
Тоня Конингс: Катания - любимый город сицилийцев

Новости портала Я РУССКИЙ